КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [29.08.2066] Железо изо льда


[29.08.2066] Железо изо льда

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время: 29 августа 2066 года, обед.

Место: руины особняка семьи Рейли.

Действующие лица: Хагард, Созимо-Илдефонсо-Джаиме, жрица Дану.

Описание ситуации:

Предыстория

Когда первому эльфу явилось видение, что для расы пришло время войны, которая закончится для вампиров бесславным и полным поражением, община мало обратила на это внимание. Сны по-разному можно было толковать, и терпеливый, остроухий народец решил не спешить с радикальными решениями. Но когда один и тот же сон стал являться разным эльфам из разных общин – Мудрые забеспокоились. Неужели необходимо пустить кровь, чтобы сохранить стабильность?
Затем появилась группа фанатиков, для которой идея полного уничтожения клана Рейли стала наиважнейшей. Не дожидаясь, когда Большой Круг  придет к решению объединить силы и обрушить свой ледяной гнев на кровопивцев, стали формироваться группы, готовые при малейшем знаке со стороны богини Дану двинуться с кровавым походом на особняк вампиров.
Около пяти общин в неполном, но немалом составе, наемники, небольшое количество оборотней, сочувствующие или же сами пострадавшие от клыков Рейли, – вся эта разношерстная, мало организованная толпа под предводительством несколько особенно кровожадно настроенных фанатиков в ночь на 29 в предрассветной тишине хлынула в лес...

Хагард опоздал.
Когда его отряд приблизился к особняку Рейли, где, по слухам, верные зову своей крови истинные дети Дану вершили свое правосудие, ночь уже закончилась. Над особняком поднималась сизая струйка дыма. Остроухие и верные им оборотни ликовали, готовя великий костер, знаменующий их победу.
В руинах поместья Хагард находит новых соратников.

Дополнительно: 18+ и романтика

Отредактировано Хагард (05.05.2015 08:40:41)

0

2

Хъёрдор был быстр, но время летело еще быстрее…
- Раздели с нами нашу радость, Хагард! Сегодня великий день – уничтожено первое змеиное гнездо из девяти, и ничто больше не сможет сдержать ярость сынов и дочерей Дану!
Те, кто знал седого «ястреба», смотрели на него насмешливо – опоздал старик, пока грел старые кости на печи на своем далеком севере, а раз так, то осталась ли в нем хоть капля той силы, которой был славен друид раньше? «Где были твои глаза раньше, Хагард? Где были твои уши? Почему ты не слышал зова Дану и не успел прийти?» - вот что читал на лицах молодых эльфов древний. Молодые волки смеялись над старым, плясали на костях убитых врагов и готовили большой костер в честь победы:
- …пламя которого дотянется до самой луны, славя Богиню и возмездие ее, принесенное нами!
Разгорался рассвет.
«Нами, старик, а не тобой! Пока ты добирался, все свершилось, но тебя не было здесь!» - Хагард словно слышал их мысли, но молчал, положив руку на загривок Хъёрдора. Огромный вепрь шумно ворчал, сверкая черными бусинами глаз. Для него пробуждение от долгого сна прошло незаметно: звери живут настоящим, не помня прошлого и не мечтая о будущем.
- Отдыхайте, - отрывисто бросил своим воинам Хагард, а сам двинулся к развороченному особняку, когда-то кипельно-белому пятну на фоне лесного массива, теперь же изуродованному черными провалами и гарью. Где-то еще были слышны звуки выстрелов, крики, тревожное гудение вековых деревьев и стоны земли. Но бой был окончен – Хагарду не нужны были доклады разведчиков, чтобы видеть происходящее.
Древний остановился, закрывая глаза и медленно выдыхая: воля Дану свершилась, как и предрекало пророчество. Но кое-что среди затихающего хаоса заслуживало отдельного внимания друида.

Где были глаза твои, о Хагард, смотрящий-на-Дану?..
Куда был направлен твой взгляд?..
Где были уши твои, о Хагард, слышащий-шепот-лесов?..

- Я слышу! – возразил друид, ускоряя шаг. Он чувствовал, что совсем рядом был кто-то важный, и воля Дану снова вела его, направляя, - Я! Вижу! – Громче повторил древний, раскатывая впереди себя эхо по выжженной, мертвой земле. Высохшие деревья вокруг. Здесь больше не было жизни, и с каждым шагом Хагард морщился все сильнее, чувствуя вокруг только смерть. Боль и пустота невосполнимой потери – с каждым шагом они наполняли друида, как яд чащу.

- Жри-ца Да-ну...
Раздельно сказал Хагард, вспоминаю ту, которую видел когда-то давно. Помнила ли она его? Некоторое время друид молчал, глядя на окровавленное лицо эльфийки.
- Здесь никого нет. Кроме меня. Мое имя Гволкхмэй, но сейчас меня знают как Хагарда, - друид двинулся к остроухой, нарочито медленно, давая время свыкнуться с его присутствием и приближением, - Не бойся. Бой давно окончен. То молодые волки играют с побежденным врагом.
Теперь они находились на расстоянии вытянутой руки. Этого было достаточно, чтобы одним милосердным ударом оборвать жизнь искалеченной эльфийки. Поверженная жрица с пустыми глазницами: из-под век все еще сочилась кровь, не давая засохнуть темно-бардовой корке на лице. Хагард поморщился, не от того, что ему было жаль обрывать жизнь сестры, нет. Но не стань она калекой, у них было бы на одного знающего-шепот-лесов больше.

- Мне жаль, - коротко произнес эльф, - Что здесь произошло?
«Я оборву ее страдания после того, как узнаю, почему смерть коснулась этой земли. Настоящая смерть. За которой нет ничего – только холод небытия,» - за долгое время своей жизни Хагард видел подобное крайне редко.

Отредактировано Хагард (05.05.2015 08:38:33)

+5

3

http://sh.uploads.ru/t/XLpun.jpg

Илдгид, (снежный эльф, 526 лет).
Жрица богини Дану, одна из членов Круга Мудрых.
Участвовала в ритуале у стен особняка Рейли на равне с остальными жрицами, что за попытку обмана древнего духа заплатили справедливую плату, каждый свою. Оставшись слепой, прозрела "по-настоящему", ибо отныне ей открылся мир духов и будущее. Из особых умений можно выделить способность зачаровывать озера и пруды для "дальновидения". Жестока, непреклонна, не слишком общительна.


После битвы все иначе.
А знала ли Илдгид когда-то каково это?
Видела ли как меняется солнечный свет, мешаясь с багровой дымкой памяти, которая еще долго будет жить в сердце и не сгладится никогда, напрочь вплетенная в тяжелую тесьму оставленных в прошлом кровопролитий. Никогда ей не чудился, как сейчас, при пробуждении, запах горящей плоти, клич победителей в этой битве, пляшущих на костях врагов своих извечных, средь угасающих криков умирающих. Все это было впервые, все это она будто сном предвидела ранее, скользящим прикосновением трогая водную гладь темного омута пруда у своего дома.
За этим Илдгид пришла, но радости она не чувствовала.
Долго ли длилось это безрадостное, тусклое утро, когда перед взором отныне была лишь зияющая своей чернотой пустота. Ошибки не было, они имели намерение обхитрить духа древнего, могущественного. И тот безжалостно сохранил жизнь одной жрице, как напоминание о том, чего делать было нельзя.
Кровь умыла лицо. Ее собственная кровь, когда слыша лишь землю под собой и насмешливые шепотки осенней листвы, путающиеся в кронах деревьев, Илдгид попыталась подняться. Тщетно, разумеется, и цепляясь пальцами в сырую землю ей пришлось снова сесть, прислоняясь спиной к обломку стены, некогда бывшей частью дома. Боль физическая отступала, скудно теряясь перед голосами звучавшими в голове. Они говорили, кричали, предостерегали, горящим обручем обвивая и туго сжимая сознание жрицы.
Кто-то приближается. Кто-то. Ты знаешь его Илдгид. Ты слышишь, Илдгид? Кто он? Зачем он пришел? Ты знаешь.
Женщина устремила невидящий взор на подходящего, повинуясь голосам, звоном раздающимся внутри.
- Гволхмэй, - повторила она за тем, кто заговорил, на мгновение спиной вжимаясь в камень позади, но тут же, подаваясь вперед, - Я знаю тебя.
Голос звучал хрипло, устало, теряя любые краски. Она не слышала в нем жалости. Хорошо. Но что хотел Древний, что опоздал к, едва ли самому важному, событию жизни истинных детей Дану?
- Не иди ближе, друид, - коротко, привычно властно, отрезала жрица, предупреждающе выставляя руку вперед, второй сжимая лезвие жертвенного ножа, по воле Богини, оказавшегося рядом, - Мне ведомо то, о чем ты думаешь. Я слышу, я... вижу.
Речь ее оборвалась, когда яркие картинки заиграли перед глазами, что более не видят. Смерть будто касалась ее, брала за руку, сжимая крепко. Вела вперед, показывая, что намерен сделать друид. И жрица не спешила отвечать на последний вопрос, увлеченная тем, что "видела", тем, что должно было произойти.
- Тебе не жаль. Не льсти себе Древний, ты не знаешь, что такое жалость. Иначе бы уже оборвал нить жизни моей, не желая знать, что произошло.

+2

4

http://sg.uploads.ru/UqGvO.png

Созимо-Илдефонсо-Джаиме, оборотень-ягуар, 437 лет
Родом из центральной Мексики, безклановый. Во многом типичный ландскнехт. Служил в авиации и в Иностранном легионе. Обращается крайне редко, предпочитая разбираться с проблемами с помощью винтовки. К вампирам питает чистейшую, беспричинную расовую ненависть. К эльфам отношение слегка снисходительное.

Я негодяй из третьего акта пьесы. Мне подобает полный, хоть и временный триумф

Охота была легка - юные кровопийцы не умели толком ни убегать, ни прятаться. Возвращался Джаиме к месту расправы не торопясь - выпущенный на свободу зверь хотел еще хоть немного насладиться ею. Теплой землей под подушечками лап, ветром, перебирающим шерсть пятнистой шкуры, вкусом крови поверженного врага на языке. У останков особняка эльфы ликовали и собирались праздновать победу. Воистину, было что праздновать - уничтожено одно гнездо, обезглавлено другое. Но что-то тревожило Созимо, какая-то неправильность, дурное предчувствие не давало присоединиться к готовящимся пировать у костров. Остаточные отзвуки страшной магии, призванной эльфами, пробегали дрожью по шкуре.  Кто-то новый прибыл к догорающим развалинам и ягуар было направился туда же, но потом решил все же поменять форму - вряд ли старый эльф примчался сюда мстить за уничтоженных кровососов. Поеживаясь над аккуратно сложенными вещами (только неразумные кутята сначала превращаются, а потом думают, в чем им теперь ходить) Джаиме схватился первым делом за фляжку - смыть с языка мерзкий привкус вампирьей крови и плоти. Теперь он сильно мешал и чтобы избавиться от въевшегося в шкуру запашка, оборотень позволил себе раскурить трубку. И только после этого, на ходу застегивая рубаху, направился в сторону развалин и спешившегося над кем-то старикашки.
Видок у эльфийки, сидящей среди обломков, был весьма живописный. В гроб таких вовсе не кладут, ибо скорбящих родичей истерика охватит. Было в ней что-то смутно знакомое, но разобрать, что именно, не удавалось. Одна из жриц этой местной богини, Дану, вроде. Почтительный кивок в сторону незнакомого старика, от которого теперь, на близком расстоянии, ощутимо шибало силой, так что татуировка между лопаток начинала зудеть и нестерпимо хотелось почесаться. "Любопытный тип, что ж он так поздно." Ну вот, жрица занервничала и за нож схватилась. Нить жизни оборвать, вот еще интересно, с чего бы. "Фаталисты чокнутые. Хотя если разговоры тут разводить, вместо помощи, кто угодно помрет." 
- Синьора, если Вы не будете пырять воздух острыми предметами и чуток успокоитесь, то я попробую помочь Вам без прерывания всяких разных нитей.
Ягуар присел на корточки сбоку от эльфийки, внимательно оглядывая ее и пытаясь понять характер и тяжесть повреждений. Ослепла она похоже навсегда, а вот с остальным вполне можно справиться. Но подпустит ли эта нервная баба к себе помощь, было непонятно.
- Созимо-Илдефонсо-Джаиме меня зовут, Мудрый, - коротко бросил он старику и снова обратил взгляд на покалеченную женщину.

Отредактировано Регинлейв (10.05.2015 10:22:51)

+2

5

- И я знаю тебя Илдгид, - удивился Хагард, растягивая бледные губы в бесцветной улыбке. Он помнил ритуалы, которые уводили их к самому подножию Садов Дану. У костра, рядом с озером, ставшим святилищем, как одна из многих рощ, пили они горький отвар из трав и вглядывались в ровную водную гладь. Жрица учила древнего тому, что умела сама: видеть в темной глубине отголоски прошлого и будущего, прошлого и настоящего. Но Хагард так же помнил, что в ее глазах, тогда еще зрячих, ему чудилась насмешка: «Никогда женщина не разделит ложе с нелюбимым по доброй воле и не родит ему сына, а Сестра Вода не станет секретничать с мужчиной, выдавая свои и чужие секреты… Уходи прочь, друид, здесь не место для твоего колдовства. Сегодня полнолуние и время наших таинств, недоступных для тебя…»
- Сегодня полнолуние, - повторил Хагард вслух, ведь и впрямь, на светлеющем небе, к горизонту клонился огромный, пылающий алым и рыжим, круглый лик Ночной Владычицы.

В тот раз вода так и не далась древнему друиду, насмешливо плеская у берега тихими волнами.  Хагард ушел на следующий день, принимая свое поражение.
И извлекая урок для себя, всегда считающего жриц Богини ниже друидов: не всякая сила покоряется тому, кто старше, опытнее и имеет член между ног. Могло ли теперь получиться так, что за долгое время эта жрица научилась еще чему-то, что было неподвластно самому Хагарду?..

- Узнать то, что случилось здесь, я могу от других сородичей. Или обратив свой вопрос Шепоту Лесов. Он ответит мне, жрица, - с нажимом произнес Древний, разглядывая лепесток лезвия в руке эльфийки. Нож, чье лезвие было испещрено древними и правильными письменами, не был оружием в привычном понимании этого слова, но с его помощью можно было сотворить многое, не забирая чужих жизней. 
«Например, это…» - здесь больше не будет леса, не будет ничего, здесь была смерть и ее дыхание выжгло корни деревьев и высушило землю. Духи не придут сюда больше, на это проклятое место. Это было хуже, чем убийство, это было… За гранью, и прощать подобного было нельзя.
В непривычной тишине, лишенной шепота земли, ветра и леса, Хагард не сразу заметил, что к ним подошел оборотень – в ухмыляющемся воине узнать двуликого, носящего маску человека и зверя, было несложно, как и почувствовать кровь на его руках, пролитую недавно.
- Ей ничего не поможет, зверь-из-далекого-леса, - медленно, с паузами произнес Хагард на понятном оборотню языке, с трудом увязывая во внятную речь конструкции настолько древние, что они пережили  не одно поколений людей, - Прислушайся, Двуликий, разве ты чувствуешь жизнь в этом месте? Нет. Теперь оно проклято.
Хагард раздул ноздри, меряя подошедшего внимательным и цепким взглядом. Оборотни. Многие из них пытались быть похожими на людей, следовать скоротечности жизни этих насекомых, забывая древние, правильные традиции и обряды.
- Такой ли ты, или другой?.. - заканчивая размышления, вслух спросил Хагард, - Зачем ты здесь, Двуликий?  Ты знаешь ее, эту жрицу?
Резко подавшись вперед, остроухий схватил эльфийку за руку, в которой она сжимала нож, и рывком заставил подняться, больно выкручивая кисть:
- Что вы сделали?! Что сотворили?! ! Для чего?!. – зло прошипел Хагард.
В голове же занозой засела одна мысль, не дающая покоя: «Ведомо… Ведомо… Откуда? Почему? Для чего Богиня наделила ее еще одним Даром?..» А может, все было проще? И жрица помнила, с какой непреклонностью Хагард когда-то давно настаивал на том, чтобы уничтожить общину, посмевшую искать у людей помощи, защиты и дружбы в далекую холодную зиму, когда Дану отвернулась от своих Детей, проверяя их веру на прочность.

Отредактировано Хагард (10.05.2015 13:54:49)

+2

6

http://sh.uploads.ru/t/XLpun.jpg

Илдгид, (снежный эльф, 526 лет).
Жрица богини Дану, одна из членов Круга Мудрых.
Участвовала в ритуале у стен особняка Рейли на равне с остальными жрицами, что за попытку обмана древнего духа заплатили справедливую плату, каждый свою. Оставшись слепой, прозрела "по-настоящему", ибо отныне ей открылся мир духов и будущее. Из особых умений можно выделить способность зачаровывать озера и пруды для "дальновидения". Жестока, непреклонна, не слишком общительна.


Жрица тихо и вымученно рассмеялась в ответ на слова друида о том, что узнать о произошедшем он сможет и у других. Все вот так легко и просто, но тогда для чего он вопрошает именное ее?
- Ты, Гволкхмэй, правда не чувствуешь ничего, - и не было в ее словах вопроса, не было и насмешки, что была бы адресована Древнему, лишь толика удивления, отчего он не чувствует и не видит того, что видит она, даже оставшись ослепшей.
Духи не прощали сомнений, духи не прощали тех, кто осмеливался играть с ними, и они не покинули эту землю, как чудилось друиду. Отныне просто не желая говорить с эльфами, они тем не менее не оставляли в покое жрицу, наказывая ее за свершенное. Ходили будто тени рядом, касались неслышно, говорили, указывая на Хагарда и открывая ей то, что грядет, то, что сокрыто от остальных.
Не ответит ему Шепот Лесов. Не скажет ничего, Илдгид. Ты знаешь, ты видишь. Скажи ему. Скажи.
Ее заметно качнуло в сторону, словно бы от кого-то, находящегося совсем близко, но заметному только ей, незрячей и покалеченной. Илдгид напряглась всем телом, опустив голову, сгорбившись и под скатанными прядями волос скрывая окровавленное лицо. Нити, что связывали ее с привычной жизнью рвались с треском, шумным и царапающим слух, когда жрица пыталась сомкнуть веки, с ресницами жесткими от спекшейся и подсыхающей крови. Ныне не было ничего, кроме яркой темноты, сквозь которую ходили неясные образы. И различить средь них, что принадлежат минувшему, а что грядущему, было непосильно сложно для той, что привычно читала лишь отголоски всего на ровной глади воды. Теперь, он была частью другого мира. Того, что пускал их в свои чертоги слишком редко и слишком недолго.
- Зверь, что парит в небе на тяжелых крыльях, - вторила жрица, очередному шепоту, раздавшемуся совсем близко и обращая невидящий взор точно в лицо подошедшему оборотню. Ломанный английский, не привычный для речи эльфийки, звучал сложно для понимания, но иначе она не умела, не признавая других языков, кроме родного, певучего и плавного эльфийского, - Не прервет Мудрый нити моей жизни...
Илдгид рассмеялась, когда резко ее подняли на ноги, делая тем самым одолжение, нежели что-то болезненное и неприятное.
- То, на что ты не решился бы, Гволкхмэй, - на сей раз женщина говорила на языке родном, на древнем и понятном Хагарду. Она не прекращала смеяться, зло и болезненно скалиться в лицо друиду, что в возрасте своем и обремененный силой, был слишком непреклонен, чтоб решаться на опасные игры с духами и богами, - Где были твои глаза раньше, Хагард? Где были твои уши? Почему ты не слышал зова Дану и не успел прийти? - напевно, будто бы рассказывая сказку малым ребятишкам у трескучего костра, произнесла женщина, дергая руку из цепкого захвата друида, и снова опускаясь на землю. Нарочито медленно, плавно, осторожно. Нож, лезвием по самую рукоять вошел в темную от пожара почву, когда жрицу снова словно пошатнуло в сторону. Она повела плечом, прислушиваясь.
Мертвый взор тебя пленил, Илдгид. Жалость не имеет власти. Он сгинет. Огонь битвы поглотит всех их. Того желает богиня-мать. Ты знаешь.
- Мысли твои ошибочны, Мудрый, - шепот, шорохом движения змеиной шкуры, раздался, путаясь у ног друида и оборотня, когда жрица ножом начала рисовать на земле причудливые узоры, понятные только ей, - Ты не опоздал. Ты пришел вовремя. И сгинешь ты в пылу битвы, как достойнейший из сынов Дану. Но не раньше, чем руки свои умоешь в волчьей крови. Ни одно вражье гнездо будет уничтожено тобой. Ни одно.
Илдгид устало оперлась обеими руками о землю, не отпуская ножа и случайно им же, перечеркивая получившийся рисунок головы волка. Голоса вдруг, что навязчивым пчелиным роем, окружали ее, стихли, оставляя в полной тишине, наедине с слабыми отголосками ветра, средь которого, терялись отзвуки ликования эльфов.

+2

7

http://sg.uploads.ru/UqGvO.png

Созимо-Илдефонсо-Джаиме, оборотень-ягуар, 437 лет
Родом из центральной Мексики, безклановый. Во многом типичный ландскнехт. Служил в авиации и в Иностранном легионе. Обращается крайне редко, предпочитая разбираться с проблемами с помощью винтовки. К вампирам питает чистейшую, беспричинную расовую ненависть. К эльфам отношение слегка снисходительное.

Я негодяй из третьего акта пьесы. Мне подобает полный, хоть и временный триумф

Полная луна туманила разум и зверь плохо подчинялся. Видно этим следовало объяснять то, что Джаиме обратился к эльфам на одном из простых человеческих языков, а не стал ломать язык эльфийской сложной вязью. И с легким недоумением теперь слушал, как они в свою очередь мучительно подбирают слова. Даже немного жалко их сделалось. Привыкшие к почти полной изоляции бедолаги. Надо внимательнее следить за собой, а то еще заденешь какие тонкие чувства и разгребай потом чужие обиды. Слова древнего языка неохотно шли на язык, еще помнящий вкус вражьей крови.
- Место мертво, Говорящий-с-лесом, а вот женщина - нет,- Созимо нахмурился, вслушиваясь в тихие голоса, как учил дед. - Духи сами накажут отступницу за содеянное, не тебе ее судить.
Взгляд оборотня снова скользнул к жрице и пристально оглядев ее сгорбленную фигуру он кивнул одновременно ее словам и собственным мыслям. Никто тут не знал, что он летает, а значит догадки верны. За дерзость, за вероломство, за отступничество могут духи наделить своих прежних любимцев даром видеть будущее, но мрака оно будет полно. И про себя Джаиме решил, что не задаст жрице ни единого вопроса о своей судьбе.
- Ты права, Мудрая, не здесь прервется твой путь. Скажи, когда будешь готова принять мою помощь, ни к чему тебе умножать свои страдания.
Поднявшись во весь рост, ягуар тоже смерил друида взглядом.
- Такой или не такой? Я тебе не сivatateo*, чтобы мысли читать, задавай вопросы полностью, Древний, - оборотень сунул трубку за пояс и ухмыльнулся. - Я убиваю кровососов везде, где могу их отыскать и поймать на мушку, Старик. Затем я и здесь. А вот ты зачем пришел сюда к часу, когда следует уходить? - вопрос не новый, схожий задала и жрица. Верно и прочие сородичи вопрошали о том же. Видно старикан двигался медленнее прочих, вот и опоздал к веселью. Но в воздухе пахло грядущими битвами и вернувшаяся на землю эльфийка начала чертить свои узоры и вещать о том же. Глядя на нее с тенью жалости, Созимо покачал головой.
- Не враг ей и не друг, знаю ее мало. Твои сородичи звали ее Мудрой и жрицей богини Дану, - по шкуре ягуара пробежала дрожь предчувствия, знак опасности в плетении его татуировок ожог огнем. - Отсюда следует уходить. Кое-кому из сivatateo удалось уйти, они могут вернутся с новыми силами и будут готовы к битве. Эти опьяненные победой глупцы, - кивок в сторону празднующих эльфов, - Не сумеют достойно сразиться.
Время еще было, но остроухие так неторопливы и медлительны на подъем, что вошли в поговорки. А уходить было нужно, даже не припекай татуировка, опыт кричал о необходимости уносить лапы и заметать следы.

*

Civatateo  - вампир в ацтекской мифологии. Вообще - аристократки, умершие родами (гибнут в борьбе с ребенком и получают статус воина) и служащие божествам Tezcatlipoca и Тласолтеотль. Сморщенные, в драных одеждах с узорами из костей, с выбеленными мелом руками и лицами. Нападают в основном на детей, после чего те умирают от болезней. Преследуют путешественников и нападают на храмы. Могут родить ребенка человеку.

Отредактировано Регинлейв (11.05.2015 22:04:29)

+2

8

- Не хочешь насладиться победой? – удивился Хагард не столько тому, что спрашивал, сколько внезапному переходу оборотня на родной для эльфов язык. Друид замолчал, глядя на рисунок волчьей головы под ногами. В воздухе все еще витали страшные слова, сказанные слепой жрицей.
«Баба глупая! – разозлился эльф, - Жрица! Только и может, что…» Нарисованное ножом хотелось уничтожить немедленно, затереть ногой, словно оно несло в себе какой-то отпечаток злого рока, но почему-то было страшно даже прикасаться к неровным линиям. Хагард повернулся к эльфийке спиной, встречаясь взглядом с Двуликим.
-  Я могу судить здесь кого и что угодно. Это я, не они, видел, как остывали следы Дану на земле, и это я помню те времена, когда мир был другим.
«…попробуй, оспорь.» - за спиной Хагарда могли шептаться, но говорить впрямую о том, что старик выжил из ума, пока боялись. Пока. Надолго ли?..
- Я шел с севера. Ты пришел с дальней земли, но прибыл раньше. Не тебе и не мне сетовать на волю Богини, которая привела нас сюда в разное время, - Хагард говорил размеренно, но отстраненно. Еще раз оглянулся на слепую пророчицу. В ушах до сих пор звучали его собственные мысли, озвученные Илдгид. Это будило любопытство и осторожный интерес к тому, чего сам Хагард не понимал.
- Не враг, но и не друг, - негромко засмеялся друид, прогоняя зубоскальством собственные страхи, - Тогда помоги ей дойди до лагеря сородичей, раз взялся защищать. Уведи отсюда, раз говоришь, что здесь опасно. Ты сама-то, Видящая, хочешь жить?! Или мне называть тебя Проклятой?!!
…одного у этой слепой жрицы было не отнять – слова ее посеяли в душе Хагарда беспокойство, которое только усиливалось с каждым мгновением, и друид снова зло рявкнул:
- Или ты и впрямь считаешь себя выше древних законов?!.

Беспокойство. Вот что на самом деле занимало мысли Хагарда. Он слышал отдаленный шепот леса, но никак не мог различить его.
- Нам надо уйти отсюда, с этого проклятого места, - резко бросил друид, направляясь прочь от нарисованной волчьей головы. Нож Хагард так и не тронул, оставил торчать в земле. Все-таки остановился, с интересом наблюдая – и впрямь ли поведет Двуликий слепую жрицу с собой или оставит умирать.

Вопреки собственным планам, Хагард двинулся не обратно к собственному отряду или глубже в лес, а в особняк, где у величественного главного входа пылал костер и пахло обугленными костями. Несмотря на вонь, дышать здесь было свободнее и проще, чем на земле, испоганенной Илдгид.
- Пиявки не умеют ходить тихо, - пояснил друид оборотню, - Лес расскажет мне о том, когда и если они решат напасть. Пока здесь безопасно. А я хочу узнать, что произошло. Не от тебя, так от кого-то из них, - махнул рукой древний в сторону беснующейся молодежи. - Ты пришел один или со стаей? К кому ты примкнул здесь?
И оскалился:
- Куда ты денешь эту слепую жрицу? Оставишь здесь, у ближайшего костра?..

Отредактировано Хагард (21.05.2015 10:46:46)

+2

9

http://sh.uploads.ru/t/XLpun.jpg

Илдгид, (снежный эльф, 526 лет).
Жрица богини Дану, одна из членов Круга Мудрых.
Участвовала в ритуале у стен особняка Рейли на равне с остальными жрицами, что за попытку обмана древнего духа заплатили справедливую плату, каждый свою. Оставшись слепой, прозрела "по-настоящему", ибо отныне ей открылся мир духов и будущее. Из особых умений можно выделить способность зачаровывать озера и пруды для "дальновидения". Жестока, непреклонна, не слишком общительна.


Долгожданная тишина, что теперь укрывала, казалось, и руины дома, и лес, и каждого находящегося рядом эльфа и не только, не принесла спокойствия или же облегчения. С шепчущими духами, что через покалеченную жрицу говорили теперь с миром, было относительно понятно. В отличии от того, что будет с Илдгид дальше. Оставит ли ее Друид так, умирать, или же поступит мудрее. Жрица Дану, отныне Проклятая, не хотела умирать. Хотя и страха перед смертью не было, ведь еще тогда, когда она осмелилась преступить законы, мня себя сильнее и мудрее древних духов, женщина была уже готова умереть. Накануне, когда пальцы ее скользили по воде в попытках почувствовать и увидеть, что же будет в ночь битвы, смерть уже говорила с ней, и Сестра Вода, не показывала ничего кроме предупреждений. "Ты падешь" - говорила она, - "Неизбежно падешь". Но Илдгид была глуха к предостережениям, а теперь еще и оказалась слепа.
С тишиной пришла боль.
Гадкая боль, пульсирующая, что напоминала о том, что мучения еще не прекратились. Веки ее смыкались, а сознание, в тщетных попытках отгородиться от разговоров Гволкхмэя, плыло, готовой провалиться в темную пропасть сна и забвения.
- Помоги мне подняться, Зверь, что парит в воздухе, - тяжело дыша и не поднимая головы, она протянула руку в сторону оборотня, - Древний друид гневается, стараясь скрыть за громом голоса своего беспокойство. Он знает, что я права, ведь слова, что говорила я, вложены мне в уста духами.
Поднявшись, с трудом удерживаясь на ногах и превозмогая липкую слабость, жрица обратила взор невидящих глаз в сторону Мудрого.
- Ты уже решил все. Для чего спрашиваешь? Ты сохранишь мне жизнь, - она мотнула головой, отпираясь на руку оборотня, - За то, что возомнила я себя выше древних законов, я уже наказана сполна, ибо я знаю что будет.
Она вновь рассмеялась, болезненно корчась и закашлявшись, рукой потянулась к своему лицу. Кровь коркой давно уж застыла, но темнота перед взором все еще была не привычна. Ее хотелось стереть, разодрать, чтоб получить хоть маленькую возможность увидеть свет. Однако, Илдгид понимала, что это невозможно, и что мрак отныне более живой, чем, свет, чем лес, чем она, способный дать много большее и нужное в этом противостоянии с вампирами. Одно гнездо, на земле которого, у одного из многочисленных костров, теперь они стояли, было уничтожено. Но Богиня на их стороне, она искусно шьет очередное покрывало судеб, вплетая в него новые нити. И теперь, Игдгид под силу в мраке разглядеть это покрывало. Наказание есть дар.

+2

10

http://sg.uploads.ru/UqGvO.png

Созимо-Илдефонсо-Джаиме, оборотень-ягуар, 437 лет
Родом из центральной Мексики, безклановый. Во многом типичный ландскнехт. Служил в авиации и в Иностранном легионе. Обращается крайне редко, предпочитая разбираться с проблемами с помощью винтовки. К вампирам питает чистейшую, беспричинную расовую ненависть. К эльфам отношение слегка снисходительное.

Я негодяй из третьего акта пьесы. Мне подобает полный, хоть и временный триумф
Созимо усмехнулся и пожал плечом.
- Предпочитаю наслаждаться победой подальше от места, где ее одержал, - оборотень еще разок смерил старикашку взглядом и хмыкнул. - Что ж ты позволил им остыть и миру изменится, Мудрый?
Спорить о воле богини ягуар не стал. Ни к чему объяснять этому древнему, что еще месяца четыре назад, Созимо встречался с одной птичкой, на другом конце мира, в темном баре и пташка-то ему и напела, что в Канаде зреет что-то интересное. Около двух месяцев ушло на утрясание разных неотложных дел и заметание следов и еще месяца полтора он болтался тут, вживаясь в обстановку, наблюдая и выжидая. Присматриваясь и к эльфам и к оборотням. И временами у него появлялось ощущение, что все происходящее - спектакль, вот только кто его режиссирует - Джаиме не видел, что несколько раздражало. Но бросать такую чудную возможность уничтожить одно из ненавистных гнезд ему не хотелось и потому он остался.
- Прошу Вас, синьора, - оборотень подал слепой жрице руку, помогая встать, а потом и приобнял за талию, ибо на ногах она держалась с видимым трудом. Так вдвоем они и двинулись за мрачным стариком в сторону догорающих развалин.
- Я пришел один, но тут ко мне присоединилось несколько... двуликих, Древний.
Созимо оглядел эльфов у костров и поморщился от запаха гари.
- Оставаться  тут никому нельзя, проще сразу прирезать, ибо кровососы обязательно вернуться. Хорошо, что ты их чуешь, но не было бы поздно. Пока ты сидел в лесу, Мудрый, в большом мире научились перемещаться быстрее ветров, - он покосился на царапающую кровяную корку на своем лице эльфийку. - Жрица вольна решать, куда ей идти и где оставаться. Твои страдания только начались, женщина, оскорбившая повелителей, наказание еще не выпито тобою до дна, но ты до него доберешься, - ягуар снова усмехнулся, но усмешка вышла невеселой. Он уже чуял, что это предприятие, задумавшееся как проходное, может стать последним в его жизни.
- А ты сам, Древний, не хочешь забрать сестру по крови и служению с собой, а? Она получила новый дар и может еще вам пригодится. Я могу довести ее, куда нужно, мне не трудно и время найдется.

+2

11

«Быстрее ветра?» - Хагард насмешливо фыркнул, а потом еще раз, когда двуликий заговорил про слепую жрицу. Забрать проклятую калеку с собой, как же! Друид презрительно сморщился, ловя себя на том, что побаивается это бледной сухой эльфийки. Оборотень, похоже, всерьез видел в ней пророчицу – чушь, вздор! Никогда среди Детей Дану не было пророков, преступивших древние заветы и обычаи своего народа.
- А ты, значит, будешь при ней повадырем. Раз вызвался довести. Её… - друид смотрел в глаза оборотню, на какое-то время забыв о происходящем вокруг, - Разве она не предупредит нас о приближении пиявок раньше, чем я услышу это? Ты ведь веришь в то, что у нее есть дар, так чего опасаешься?
«И ты тоже в это веришь, Хагард…»  Кто-то тронул за плечо. Друид недоуменно уставился на сородича, умудрившегося подойти к нему неслышно. Вгляделся в лицо. Узнал.
- Мир твоему роду.
- Мир, Гволкхмэй. Он остался в прошлом. Впереди война. Пришло время забрать наши земли.
«Много ли думают так же?..» - в одно оборотень был прав. То, что происходило вокруг, было только началом чего-то большего, а не концом.
- Кто поведет вас?
- Воля Дану, Гволкхмэй, - ответил эльф, насмешливо улыбаясь и безотрывно глядя в глаза Хагараду. Несмотря на изогнутые в усмешке губы, в глубине глаз остроухого не было и тени улыбки. Костер рядом вспыхнул ярче, обдав жаром. Хагард продолжал молчать, сжимая губы в тонкую нить.
- Мы остаемся, - сказал Хагард Двуликому. – Боишься, что сюда придут вампиры – беги. И забирай с собой слепую жрицу.

…а после к особняку летели машины, что могут передвигаться быстрее ветра. И эльфы бежали. И Хагарду пришлось признать, что слепая жрица была права.

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Лето 2066 года » [29.08.2066] Железо изо льда