КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [19.10.2066] Жизнь — это не сюжет, жизнь – это детали.


[19.10.2066] Жизнь — это не сюжет, жизнь – это детали.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Время: вечер 19 октября 2066 года.

Место: Финляндия, Северная Остроботния, особняк близ коммуны Рейсъярви.

Действующие лица: Николя Хет, Цукуё Накадзима.

Описание ситуации: Первая встреча и знакомство выше обозначенных вампиров.

Общее описание.

Накадзимы, чтобы попытаться приблизиться к власти Системы и прослышавшие о том, что грядёт некий переворот в составе Теней Корпорации, не теряют время даром, засылая своих «людей» ближе к обладателям нынешней власти. Цукуё, получая последнюю информацию, не может поверить: неужели Тени и правда решились двигать друг друга?! Вначале – американские вампиры попали под раздачу, теперь же главной мишенью древних стали Джонсоны. Такие дары судьбы упускать ни у кого рука не поднимется, что уж говорить о японском роде вампиров, который издавна желал прибрать к рукам как можно больше.
Цукуё решается действовать самолично. Если Джонсоны будут уничтожены, то что сделают Тени, если объявится законный наследник рода?
Разрозненный род воронов не сможет выдвинуть из своего состава кандидатов на патриарший престол в кротчайшие сроки, а значит они потеряют власть в Корпорации. Накадзимам даже при таком раскладе ничего не светит, только если… они сами не предоставят нового патриарха Джонсонов. А они предоставят его, ведь козырные карты в рукавах есть не только у Лабиенов.
Цукуё когда-то давно пересекалась с одним древним вампиром из рода Джонсонов. Звали его Родри Хет. Замечательным вампиром был, правда, не очень честным со своим родом. Цукуё знает одну его страшную тайну, которую тщательно скрывал ото всех древний. Своего слабоумного сына, который, по рождению, должен был претендовать на престол. Но что можно взять с выродка, который даже самостоятельно соображать не умеет? Ничего! Поэтому, чтобы сохранить род, Родри убирает сына с глаз долой, сообщая о его смерти. Но вампир не мёртв, папочке стало жаль уничтожать своего бракованного отпрыска. Поэтому ребёнок был надёжно спрятан на севере Финляндии. Там и прожил он до своего шестисотого юбилея, оберегаемый отцом от любопытных глаз. Именно этот козырь намеревается вытащить из рукава предусмотрительная японка. Правда, вначале нужно найти отпрыска, достать того из заточения на свет божий, расположить к себе, а дальше… дальше будет уже история. ©

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Цукуё Накадзима (20.05.2015 06:40:05)

+2

2

Наверно Николас все же немного переборщил. Пришибить старого гада, сжечь его - это куда ни шло. Но попинать потом обгорелый труп - этого трепетная душенька Николя снести не смогла и мальчишка вырвался на свободу. Уступая ему контроль, Николас все же успел проверить, надежно ли спрятаны бумаги, с таким трудом выбитые из папули и напоследок плюнуть на его останки, что конечно не несло смысла, но подарило некоторое удовлетворение. Вообще же работа закончена, можно и дать нытику немножко власти.
Уже не одну сотню лет кошмары не мучили Николя, не вторгались в его мирную и во всем благополучную жизнь. Тихий, уютный мирок, редкие, но такие дивные визиты отца, послушные слуги, знающие без слов, что ему нужно - уже очень давно Николя не мог и припомнить, чтобы желал большего. Разве что экзамены и проверки, которые любимый папа устраивал ему в каждый свой визит. Лица, события, города, страны, языки и непонятные столбцы цифр. Зачем все это, ему же и так хорошо. Из всего объема, что впихивался в него отцом, в нужный момент всплывали разве что языки, да и то только в том случае, если Николя не предупредили, что сейчас с ним заговорят на том или ином наречии. Фраза же в духе: "Так, а теперь скажи то же самое на хинди" вызывала полный паралич всего речевого аппарата и уход в себя на несколько часов. Но все это были досадные мелочи, по сравнению с тем страшным сном, что навестил его сегодня на закате дня. Ему случалось убивать отца во снах, хотя последний такой и был очень давно. Но никогда до этого он не сжигал папин труп и уж точно не ворочал то, что от него оставалось, ногой. И стойкий запах крематория тоже не сопровождал его видения раньше. С тихим стоном ужаса вырвался Николя из этого душного марева, только затем, чтобы понять, что кошмар обернулся явью и у него больше нет ни дома, ни отца. Глаза ел дым, поднимающийся от обломков вокруг, а у ног лежало нечто, нестерпимо жуткое. И только чуть светящийся еще после пребывания в огне старинный перстень, который в незапамятные времена один давно истлевший мастер вырезал из цельного куска темно-синего камня, другой украсил руной ворона, а третий - наложил страшное заклятие, не дающее никому другому, кроме рода Хетов, завладеть реликвией, безо всяких сомнений указывал на то, чья рассыпающаяся прахом рука его носила.
- Сэр Родри, - губы дрожат и не слушаются. Ноги подогнулись и осиротевший наследник Хета рухнул на колени перед останками того, кто олицетворял собой саму незыблимость. - Папа... Вставай, папа! - Рыдания сотрясло все тело Николя, рука схватилась за сгоревшую длань, рассыпавшуюся под пальцами. Только тяжелый камень впился в кожу, да пепел, поднятый шаловливым ветерком, осыпал скорчившегося и безутешно плачущего вампира.

+4

3

Белый внедорожник, спешно удалялся от коммуны с непроизносимым названием, следуя куда-то согласно словам местных жителей и напрочь игнорируя навигатор. Мелкий дождик барабанил в окна машины везучей до жути Цукуё. Она еще раз глянула на часы, погружаясь в свои мысли и планы, что готовы были рухнуть как карточный домик от легкого сквозняка.
Смерть патриарха Джонсонов, который даже не удосужился встретиться с ней, как ни просила Цукуё, ломала очень многое, но вместе с тем, принцесса демонов Накадзё была далеко не той, кто привык отступать. Даже перед смертью. Выход найдется всегда, особенно, когда на кону такой лакомый кусок, как возможность приблизиться к Системе. Особенно, когда можно не волноваться о том, что происходит дома и сосредоточить отныне все свое внимание на Европе. Цепеш был на крючке, и это радовало азиатку несказанно, ведь, если Доминик даже и откажет ей в поддержке, то утешительным призом станут Курилы, а Цукуё пойдет по второму кругу, не останавливаясь перед неприятностями.
"Ну нет, не в этот раз, братец. Кто-то до меня пытался прорваться к Корпорации? Кому-то удавалось забраться так далеко?"
Помимо Морриганов, в роду Джонсонов есть немало других интересных ветвей, и начать стоит с самых влиятельных и знакомых. Когда-то давно, веке, кажется, в девятнадцатом, Цукуё уже обращалась за помощью к старику Родри и тот не отказал, быть может и в этот раз, в отличии от остальных Джонсонов он окажется не глух к ее словам. Нет. Ему придется услышать ее, ведь зря что ли ее люди рыли столько информации, пытаясь найти Хета.
"Придется..."
Мысленно повторила японка, когда вдруг снаружи раздался хлопок и автомобиль завилял по грунтовой дороге. Водитель, привычный, верный дампир Луиджи на мгновение запаниковал, что отразилось в его взгляде направленном в зеркало заднего вида, и тут же остановил машину.
- Приехали, госпожа, - коротко отрапортовал брюнет, выходя из автомобиля, - Дальше, пока не поменяю колесо, не двинемся.
Цукуё глянула в окно. Несколько шагов до заветного поворота, о котором на труднопроизносимом финском вещал местный житель, а там и до особняка "странного" недалеко. Пара секунд на раздумия и нетерпеливая азиатка сама выходит из машины, увязая тонкими каблучками в октябрьской грязи не асфальтированной дороги.
- Луиджи, меняй, что ж теперь, а я пока вперед, - японка, не глядя на амбалистого полукровку, двинулась в сторону поворота. Поправив воротник пальто, она натянула на ручки перчатки. Мелкие и противные капли дождя, казалось, играли. Можно было подумать, что погода, зная как любит тепло и уют Цукуё, останавливает ее. Однако тщетно. Цель была намечена, а отступать Накадзима и вовсе никогда не умела. Да, и не хотела, что греха таить.

"- Цукуё, ты знаешь, я не верю в это, но во сне я сегодня видел Амэ-но-коянэ*, который предсказывал по костям в огне. И то были не кости оленя. Ты уверена, что Европа - это то, что тебе надо?
Мужской голос в трубке не был обеспокоен, но японка слишком хорошо знала своего друга, чтоб понимать, если тот упоминает в разговоре божество, значит, напряжение и правда нарастает.
Вампирша рассмеялась.
- Вот как. Огонь - это хороший знак. Тоши, присматривай там за Йошинори. Не нравится мне он.
И она положила трубку, не слушая ответа старого друга."

"Кости в огне, говоришь, Тошимаса"
Цукуё напряглась, всматриваясь в единственную живую фигуру на пепелище некогда красивого особняка. То, что это был не ее знакомый Родри, было понятно хотя бы по запаху, что примешивался к окружающим ароматам гари.
"Не мой огонь поглотил это место. Жаль."
Японка осторожно, на сколько вообще умела, сделала несколько шагов вперед, не сводя взгляда с единственного выжившего. Спросить вампира о произошедшем хотелось неимоверно, но она медлила, вспоминая свою последнюю встречу с стариком Хетом, когда он по неведомой Цуки причине, рассказал ей о своей тайне, которую азиатка не разболтала ни единой душе. Она понимала, каково это скрывать своего родственника. Ведь до недавнего времени и Йошинори, тень нынешнего патриарха, был сокрыт от глаз посторонних.
Дождь успокоился, перестав оплакивать погибших в огне. А к каблукам дорогих туфель мешаясь с грязью лип пепел, когда вампирша в одном шаге остановилась от мужчины.
- Хювя паиваа, как говорят местные, - поприветствовала она того, кто судя по ощущениям был вампиром тоже. Чистокровным вампиром. Отчего любопытство и желание выяснить о произошедшем взыграло с новой силой. Однако, Цукуё все же решила не торопиться, ограничившись пока только открытым пытливым взглядом.


*Амэ-но-коянэ или Амэ-но-коянэ-но-микото - ("Небесный бог малой кровли") - в японской мифологии божество в сюжете о возвращении Аматэрасу из грота. Известен был тем, что мог успешно гадать (с помощью священных слов) по узорам, образуемым на костях (лопатках) оленя-самца, брошенным в огонь.

Отредактировано Цукуё Накадзима (20.05.2015 06:43:09)

+3

4

Капли мелкого дождя вбивались в еще теплый пепел, вяло догорающие обломки отзывались на холодную ласку неба тихим шипением. Николя, чуть раскачиваясь и обхватив себя руками все продолжал сидеть над медленно рассыпающимися и растекающимися останками старого кровопивца, тихо всхлипывал и периодически размазывал слезы по лицу черной от сажи ладонью. Страшная потеря, первое в его тихой и мирной жизни большое горе раздирало душу и выворачивало все нутро наизнанку. Осенний холод продирал уже до костей, но Николя все никак не мог себя заставить встать и пойти искать убежище. Столько проблем, требующих немедленного решения, появилось теперь в его жизни, что хотелось зарыться в обугленную земли и забыть обо всем, не шевелиться в блаженном оцепенении. Николя не верил, что мир может жить дальше без той вековечной глыбы, которой казался Родри Хет. Он даже с некоторой надеждой ждал, что сейчас сами небеса обрушатся на землю, обрывая его страдания. Однако небеса оставались недвижимы и даже уняли свои слезы, что было и вовсе подло с их стороны, будто они показывали Николя, что долгой печали его великий отец и не стоил. Но это же неправда! Теперь он знал, что остаток жизни проведет в скорби. Чужое присутствие рядом заставило нервно вздрогнуть.
- Хювя илтаа, - голос охрип, от долгих ли слез, от осеннего дождя и ветра ли, или же от всего вместе. Николя лишь мельком глянул на подошедшую женщину и вновь погрузился в скорбное созерцание останков любимого папы. Неужели она не понимает, что пришла не ко времени, у него тут печаль великая, а она тут стоит и смотрит, будто он диковина какая. Николя тяжко вздохнул и вспомнил, что папа учил быть вежливым к гостям, даже незваным. А потому, убедившись, что непрошеная гостья никуда не делась, наследник Хета нехотя поднялся, с некоторым трудом расправляя затекшее тело и глядя теперь на женщину сверху вниз. Что ж там было-то, ведь учил эти фразы сотни раз, но все равно вылетают, бесполезные и ненужные.
- Добро пожаловать в особняк Хетов, прекрасная... - тут он запнулся, мельком глянув на руки нежданной собеседницы. - Фрёкен. Чувствуйте себя как дома.
Что-то в этой фразе было не так, какое-то несоответствие обстановки и предложения, наверно. Но это были ненужные детали, которые Николя привычно отбросил в сторону. Главное он сказал все правильно, а то, что располагаться тут негде  - не его вина. Сгорело все, что он тут поделает, а? Вампир опять вздохнул и потер щеку, зудящую слегка от смеси слез и пепла на ней. Гостья теперь сама должна сказать, чего ее принесло в их глушь. Вроде так положено. Но уверенности не было и в душе зрела паника. Опять он что-то не так делает, наверняка даже.

+3

5

- Мм, нет, этот не встанет точно. Много раз видела такие угли, ни один еще не воскрес, - абсолютно буднично и беззаботно произнесла азиатка, на мгновение опустив взгляд на рассыпающиеся угли горелого трупа, но потом снова обратив взор на собеседника. Видок, у того был, прямо сказать, восхитительный. Сажа на лице была размазана слезами, голос оказался севшим, будто парень навзрыд ревел, а еще, судя по напряжению он был ей не рад. Совсем. Будто здесь был еще кто-то и у него был выбор. Или же, будто у Цукуё был выбор и она могла не тревожить его в причитаниях над чьим-то прахом.
На губы азиатки легла легкая улыбка, при приглашении чувствовать себя как дома на останках особняка, принадлежавшего Хету. Этот вампир распоряжался собственностью Родри на основании чего? Кем он был?
- Да уж, чувствовать себя как дома определенно есть где, - снимая перчатку, напевно проговорила японка, и протянула руку мужчине, что ростом оказался нежданно выше ее, - Накадзима Цукуё. Мне бы со старым плутом Родри поговорить. Дело у меня к нему безотлагательное, - японка замолчала и на доли секунды взгляд ее полыхнул алым, что вампирша поспешила спрятать, опуская глаза. Не время сейчас демонам Огненной ведьмы давать волю. Мысль-догадка молнией расчертила сознание. Сложить один и один, чтоб получилось два, оказалось не сложно. Старикан Хет когда-то, в бытность общих дел, рассказал ей о своем сыне, которому не место оказалось среди общества - это раз. Парень чистокровный вампир, распоряжется собственностью, что судя по добытой информации, принадлежала Родри, и над трупом сгоревшим причитал что-то об отце - это два, три и черт знает сколько еще, так как не столь важно. Однако, перед ней стоит никто иной, как официально утопленный наследник Родри Хета. Вот так сюрприз.
"Весьма занимательно, как думаешь, братец?"
Мысленно просияла вампирша, вновь уставившись на хозяина пепелища и не сдерживая улыбку. Нет, разумеется она могла ошибаться и этот вампир не сынок Махрета. Но интуиция вопила о том, что все верно. Предположения ее верны и теперь дело за малым - услышать подтверждение от этого вампира.

+1

6

Жестокие слова чужачки вызвали новую волну боли. Нет, он конечно знал, что вряд ли папа встанет вот так сразу, но где-то в глубине души все же теплилась надежда, что и в этот раз сэр Родри выберется из передряги как ни в чем не бывало и привычно отчитает Николя за сгоревший дом и испачканную одежду. И за то, что он так и не научился правильно встречать гостей. Протянутая женщиной рука вводила в ступор. Что там положено - принять и поцеловать, да? Но он-то весь  в золе, а эта дама вся такая чистенькая. Тяжко вздохнув, Николя отер ладонь о штанину, торопливо приложился к ручке и тут же отшатнулся. Сколько сотен лет прошло с тех пор, когда он последний раз видел и касался женщин своего народа, сходу и не скажешь. То, что это вампирша, было понятно. Если бы кто спросил Хета, по каким признакам он это выявил - ответа бы у него не нашлось. Ах да, нужно представится. Уж как его самого зовут, это Николя помнил. А вот заковыристое имя японки все норовило удрать из памяти и он повторил его про себя раза три, прежде чем ответил.
- Николя Хет. С.. счастлив знакомству с Вами, На-ка-дзима-сан. Поговорить с плутом Родри?.. - и тут до Хета дошло, что речь идет о его отце. Который лежит вот тут, у самых их ног и по словам самой же гостьи, уже никогда не встанет. Она издевается, да? Губы задрожали от обиды. Вампир снова всхлипнул и указал рукой на останки.
- П... папа... То есть сэр Родри, вот. Говорите.
Дальше общаться с этой ужасной женщиной не хотелось, а потому Николя отвернулся, закусив пальцы и тихо всхлипывая. Громко рыдать при посторонних он стеснялся, да и не хотелось причинять беспокойство малознакомой даме. Которая еще и улыбается всю дорогу, будто тут произошло что-то очень забавное. Насмешка над его горем даже чуточку злила всегда такого покладистого и тихого вампира. Лучше этой Цукуё уйти веселиться куда-нибудь в другое место, мир вон большой. Так что совсем не зачем ей стоять тут и таращиться на Николя! Но природная скромность и деликатность не позволяли сказать гостье, что он ей не рад. А понимать самостоятельно она, похоже, не собиралась. Неужели придется уйти самому, оставив вампиршу разговаривать с папой? Наверно это будет правильно, он и так уже долго досаждал сэру Родри своим присутствием. Интересно, уцелела ли его любимая беседка? Там можно будет спрятаться, она заросла виноградом и плющом и его там никто не найдет. Наверно. Папы больше нет, слуг тоже, а больше знать не кому. Приняв такое решение, Николя направился туда, где должно было находиться его любимое убежище, оставив разборки с гостьей на покойного сэра Родри. Может он еще встанет, привычно доказывая всем вокруг, как они заблуждались на его счет. Но эта надежда таяла, сменяясь глубоким отчаянием, исторгающим новые рыдания из груди Николя.

Отредактировано Николя Хет (21.05.2015 09:47:03)

+2

7

Цукуё внимательно проследила за тем, куда указал вампир. На груду пепла неизвестного происхождения. По словам этого "юноши", Родри Хет мертв, но вместо того, чтоб сказать что-то логичное, что говорят в таких ситуациях, Химе предлагали остаться наедине с углями и пообщаться. Мысли предшествующие речи вампира и желание докопаться до чего-то там отступили на задний план, перед тем, что японка готова была расхохотаться.
"Он идиот? Нет, серьезно. Идиот ли? Не удивительно, что старик Хет скрывал его подальше. Хотя, лучше идиот, чем чудовище вытащенное мной, что сидит сейчас в Киото."
Ни единая эмоция не отразилась на миловидном лице азиатки, в то время, как внутри копился смех, готовый вырваться на свободу взамен вежливой улыбки. Легкие ее будто обручем крепким стальным сковало, когда Химе задержала дыхание отчаянно стараясь сохранить самообладание и случайно несолидно не хрюкнуть, зажимая рот рукой. Но в конце концов, что же она, дикарка в самом деле какая-то, чтоб вот так смеяться над неразумными и где же эта хваленая азиатская выдержка? Ах да, не было ее никогда, даже и рядом с Цукуё, привыкшей не сдерживаться, не стояла. Однако, сейчас речь шла не о гневе, привычно принимающем форму огня и сметающем все на своем пути, а всего лишь о смехе, поэтому вампирша таки сделала над собой усилие и щекочущие изнутри смешинки начали отступать под натиском истинно вампирской воли и жесткости характера Огненной ведьмы. Она на секунду отвела взгляд в сторону, ловя видение о том, что вот-вот у сгоревшего до основания особняка должен появиться Луиджи. Кажется, все прошло и можно было снова возвращаться к делам насущным. Вот только, Николя Хет, сын Махрета, старого плута, чтоб его, решил и вовсе удалиться, все же оставляя гостью с грудой пепла.
Цукуё мотнула головой, еще раз взглянув на сэра Родри, а затем сурово сдвинув темные брови, уставилась в спину Николя.
- А ну-ка стой. Я, кажется, тебя никуда не отпускала, - командные нотки, к которым едва ли не примешивалась ярость, металлом звучали в голосе азиатки, когда она решительно направилась к вампиру и обойдя его, встала напротив. Время растянулось в паузу, длинную и неловкую, пока Химе судорожно пыталась сообразить, что же делать дальше. Решение, казалось, лежит на поверхности сознания, но верность его была под огромным вопросом, ведь что делать и как говорить с Махретом, она знала, в отличии от его сына. Но, на счастье женщины, верный дампир Луиджи явился вовремя, совсем, как минуту назад и виделось ей. Подъезжающий белый внедорожник был встречен Цукуё облегченным выдохом.
- А ты уверен, что ты и правда Николя Хет? - она снова улыбнулась, на сей раз старательно доброжелательно, используя свою версию вампирского подавления воли, что проявлялось исключительно в обаянии японки, - Старый плут Родри как-то давно просил меня заботиться о его сыне, если вдруг с ним что-то случится. Но как я могу знать, что ты и есть Николя?

Отредактировано Цукуё Накадзима (22.05.2015 04:32:49)

+1

8

Тоска и безнадежность вновь обняли Николя мягкими крыльями, когда резкий окрик выдернул его из этого почти умиротворенного состояния. Удивленно хлопнув ресницами, он уставился на застывшую перед ним Цукуё. Тишина затягивалась и вампир уже начал подумывать, а не спросить ли, чего ради его остановили и почему не отпускали. Шуршание шин по подъездной дорожке отвлекло от созерцания чуть напряженного лица японки. "Еще гости?" Столько лет жил он тут в уединении и вот пожалуйста - стоило отцу умереть, как набежали, незваные и нежданные. Надо как-то с ними разбираться, куда-то девать, обустраивать. Тут все сгорело, значит нужно перебираться обратно в родовой замок? Но до него далеко. В памяти всплыло давнишнее путешествие. До сих пор помнил он и запах смолы, и скрип канатов, и тесную каюту. И было даже немного грустно, что отец больше никогда не вывозил его к морю.
Новый вопрос Накадзимы опять выбил из равновесия.
- Уверен конечно, - Николя растеряно осмотрелся вокруг, потом оглядел себя. Когда-то у него были камзолы в родовых цветах и плащ, шитый гербами. И никому и в голову не пришло бы спрашивать, а точно ли он из Хетов.

Девятый день рождения наследника. Отец закончил с делами, сидит у камина. Николя наконец-то сумел выучить и рассказать сэру Родри заданный урок, а потом теперь ему позволено посидеть у отца на коленях. Николя безмерно счастлив и не морщится, когда отец, небрежно поглаживая его по голове, царапает щеку золотым шитьем. Мальчик набирается храбрости и ловит отца за руку, пытаясь рассмотреть получше массивный перстень. Сэр Родри ухмыляется. "Нравится? Его точили из лазурита, как Скрижали Завета." Николя нравится, он старательно кивает. Еще ему хочется лизнуть тяжелый искристый камень, но он не решается. "Твой дед говорил, что от одной из Скрижалей и отколол кусок. Брехал верно. Но магию камень впитал хорошо. Даже если не выучишься писать, сможешь ставить им оттиски, которые никто не подделает." Николя не очень понимает, что за Скрижали такие и куда оттиски, но слушает внимательно. И все же украдкой облизывает камень, на вкус отдающий кровью и пеплом. Отец досадливо хмурится и щелкает пальцами няньке, смирно стоящей в стороне. "Сыну пора спать. Иди, Николя."

- Как узнать?.. - вампир неуверенно разжимает сведенный судорогой кулак левой руки. Прокатившееся через шесть веков кольцо тускло отсвечивает на его ладони. Николя хмурится. Раз отец мертв, значит теперь он сам старший в роду, верно? Перстень будто сам надевается на средний палец правой руки, словно всегда там и был. Что-то смущает  Хета в словах этой странной женщины.
- А как мне узнать, что сэр Родри и правда Вам что-то поручил, Накадзима-сан? - вопрос соскочил с губ раньше, чем Николя успел осознать, что именно спрашивает. Вот, обидел даму недоверием. Но она первая начала.

+2

9

- Цукуё-химе, - обратился к японке вышедший из машины дампир Луиджи, - Мы ехать готовы. - полукровка временами соображал не хуже самой хозяйки и, увидев на месте предполагаемого особняка всего лишь грязь да пепелище, видимо расценил, что азиатка долго здесь не задержится. И он был в этом прав, ибо Цуки не собиралась оставаться. В голове принцессы демонов Накадзё зрел план, снова складывался тот карточный домик, что, казалось, совсем недавно разлетелся от неосторожно пущенного в помещение ветра. На ладони вампира Николя лежал перстень, что некогда принадлежал Родри, и об истории и магических свойствах которого вампирша была наслышана от самого Хета.
Самодовольная ухмылка окрасила губы японки, когда парень (он ведь подозрительно молодо выглядит), надел на палец этот перстень. Значит, то была правда и перед ней правда стоял потомок старого плута Родри. Вот только, этот потомок, в свою очередь требовал от Цукуё подтверждения ее слов. Весьма не глупо. Химе даже показалось, что произнес эти слова не этот вампир, что еще недавно так самозабвенно причитал над прахом отца. Холодок пробежал по спине, отчего вампирша сделала полушаг назад, однако улыбаться при этом не прекратила.
- Никак, - проговорила она, - Верить мне или же нет, на твоей совести, Николя Хет, сын Родри Хета. В сущности, мне даже может быть все равно и я могу сейчас уехать, оставив тебя одного. Как ты скажешь. Но...
Она замолчала. Итак, игра началась. Цукуё вовсе не была излишне хитрой и предпочитала действовать всегда напролом, не смотря на внешнюю хрупкость, грубо и неизменно прямолинейно. Однако сейчас, интуиция подсказывала ей, что следует подстроиться и забыть о власти огня, сметающей все на пути своем. Вместо этого, уступить место мягкости, поменяться в очередной раз, на благо общего дела и перспектив, что, восстав из пепла, маячили перед ней. Наследник Хета, не известный никому - это новая фигура на шахматной доске, да такая, перед которой при должном подходе, и непременно усилиях с ее стороны, склонят головы остальные члены разрозненной семейки Джонсонов.
Власть, она всегда была слишком близко, но неизбежно ускользала.
"Как ни старалась лисица сокрыть хвост, да не вышло и обман ее люди вскоре разгадали."
- Скажи, есть ли мне какая-то выгода в том, чтоб обманывать сына моего друга? - азиатка пожала плечами, снова натягивая на руку перчатку. В какой-то мере Цукуё даже и не врала сейчас и Родри правда был ей очень хорошим знакомым - в прошлом они даже были друг другу весьма полезны. И отношения те не испортились и по сей день, именно поэтому Накадзима и прикатила за Родри в эту деревню с непроизносимым названием, желая возобновить сотрудничество. Ведь, как говорится, надежда подыхает последней.

+1

10

Николя с легкой паникой в глазах посмотрел на нового гостя, который впрочем обратился не к нему, предпочтя разговаривать с японкой. В нем не чувствовалось  чистой крови, видимо такой же слуга, какие были у самого Николя. Были, заботились и решали все вопросы. А теперь он один. И эта странная женщина вон тоже похоже уедет сейчас. Он ляпнул не подумав, а она обиделась. Кто бы сомневался, Николя никогда не умел разговаривать с дамами. И как можно было усомниться в ее словах, это же так похоже на сэра Родри, привыкшего планировать все на сто лет вперед, поручить кому-нибудь заботу о наследники в случае собственной гибели. Оставаться одному на остывшем и мокром пепелище привыкшему к комфорту вампиру совсем не хотелось. Так что наверно стоит пойти с Накадзимой, раз уж она столь любезно приехала аккурат тогда, когда в ней появилась нужда.
Вампир неловко улыбнулся и кивнул.
- Да, конечно, Вам ни к чему меня обманывать, Накадзима-сан.

"Выгода? Да я тебе сейчас с десяток примеров приведу, в чем может быть выгода, азиатская потаскушка. Не было у старого козла друзей. Интересно, что конкретно тебе тут так срочно понадобилось, раз ты столь бодро сюда прискакала, на каблучках да по нашенской грязи, не дожидаясь пока машинку твою наладят." Николас давно привык, что достучаться до Николя не может и тот его не слышит. Вот Николас так закрываться не умел, да и не хотел никогда, информация давала пищу для долгих размышлений и анализа. Жаль, не получалось вновь взять тело под полный контроль, хотя одна мысль вон пробилась теки, но сопля тут же пошел на попятную. Легкая досада щекотала перышком в горле. Но поделать пока было ничего нельзя, крепко Николас в этот раз нашалил, Николя так просто не сдастся, придется опять долго усыплять его бдительность. Или его напугает кто? Хорошо бы.

Свежеиспеченный глава дома Хетов потряс головой и еще раз робко улыбнулся японке.
- Буду весьма признателен, если Вы обо мне позаботитесь, Накадзима-сан. И... - вампир запнулся, не уверенный, что стоит нагружать даму своими проблемами. Но все же неуверенно закончил. - Папу... То есть сэра Родри следовало бы перевезти в фамильный склеп, негоже ему тут оставаться.
В этом Николя был твердо уверен - раз папа умер, ему положено лежать в подобающем такому вампиру, как он, месте. Под красивой мраморной плитой, конечно же.

"Чтоб не вылез, ага, а то с него ж станется."

Отредактировано Николя Хет (24.08.2015 21:48:27)

+1

11

Цукуё уже была готова развернуться и запрыгнув с теплый салон автомобиля уехать, но интуиция (или же то был ее дар, что снова сработал неожиданно) подсказывала, что еще рано. Химе медлила, при этом не показывая вида и стараясь выглядеть как можно естественнее. Сделала шаг в сторону и остановилась, поправляя светлое пальто, на котором осело немного пепла, бросила короткий взгляд в сторону вампира и... Вот они, его слова.
"Бинго, детка!"
Она мысленно возликовала, однако внешне осталась также невозмутима. Николя был доверчив? Или же, это была всего лишь игра? Его игра. Скорее первое, чем второе и это радовало безмерно, хотя тихий звоночек осторожности на задворках сознания японки и предупреждал, что все не так просто. Что-то в этом вампире чувствовалось опасное. Что-то едва уловимое, что Химе никак не могла распознать. Но время ведь на это у нее еще будет.
Она смерила внимательным, цепким взглядом Хета и молча, жестом подозвала своего охранника, на что тот незамедлительно среагировал, оказываясь рядом с хозяйкой.
- Луиджи, с нами едет Николя и его папенька, - серьезно проговорила азиатка, по очереди кивая в сторону сына и его почившего отца, - Последнему нужно подходящее место.
Дампир крайне озадаченно уставился туда, где некогда находился особняк, а ныне оставалось одно пепелище, среди которого лежали и почти сожженные кости древнего вампира. Цукуё даже вдруг показалось, что она слышит, как скрипят в этот момент мозги ее телохранителя.
- В багажнике есть коробка, - на выдохе проговорила вампирша, чувствуя, как злость горячим пламенем разливается по венам. Но это было явно лишним. Еще не хватало перепугать робкого вампира, чтоб тот сиганул от нее в леса, поэтому, Накадзима нацепила одну из самых своих доброжелательных улыбочек, - Сложишь туда покойного сэра Родри, а мы пока с Николя в машину.
Химе подхватила вампира под руку и мягко потянула, увлекая того в свою сторону.
- Все будет хорошо, милый, - обратилась она к Николя, - Луиджи профессионал, он будет осторожен и позаботится о твоем батюшке.
Более ничего японка говорить не стала - ни к чему рассказывать бедняге о подробностях, в чем именно ее Луиджи профессионал - и просто открыла дверь автомобиля, жестом предлагая вампиру располагаться.

+2

12

Что-то разозлило японку, хотя она и старалась сделать вид, что все нормально. Николя искренне понадеялся, что он тут не при чем. Но подозревал, что все дело в его просьбе перевезти останки сэра Родри. Нет, привыкать к незнакомым лицам и характерам - развлечение явно не для него. Николя снова помрачнел, ибо не знал, как вернуть себе утраченный уклад жизни, а приспосабливаться к новым условиям ему страшно не хотелось.
- Да, благодарю Вас, это очень любезно. Мне жаль, что приходится обременять Вас своими просьбами.
Забираясь в машину, он лишь мимоходом подумал, что все перемажет. Но, в конце концов не его это забота, вряд ли Цукуё не заметила, в какое пепельное чучело он превратился. Устроившись на мягком сидении, вампир обхватил себя за плечи и хмуро наблюдал, как гигант собирает все, что осталось от старого Хета в коробку. Именно в эти минуты его окончательно накрыло понимание - старой жизни конец, возврата в тишину и покой не будет. Да, эта милая женщина сказала, что обо всем позаботиться, но оставалось у Николя смутное ощущение, что не будет все так легко и просто. И еще - странное чувство терзало его, что он ей зачем-то нужен. Отец бы сразу понял, что тут не так, а вот Николя мог только мучится неясными подозрениями да еще совесть начинала зудеть, что он подозревает ни в чем не повинную вампиршу, которая действительно и искренне желает помочь.
Коробка убрана в багажник. Больше здесь не осталось ничего, что можно было бы забрать с собой. Впереди Николя ждала неизвестность, в которой, как он чуял нутром, ничего хорошего не предвиделось.
- А.. Куда мы едем? - вопрос скорее риторический, кроме родового поместья и здешних владений вампир нигде по-долгу не бывал.
Взгляд опять в окно. На глаза снова просятся слезы, но при посторонних Хет рыдать стеснялся. Разворачивающиеся перед мысленным взором картины грядущего ужасали.
Николасу дамочка нравилась с каждой минутой все меньше, но пока он решил пустить все на самотек. Если хотела убить, сделала бы это сразу. Впрочем есть вариант, что она собирается использовать Николя, а потом избавиться от него. Но вот такой расклад Николаса совсем не устраивал. Только вырвавшись из векового заточения, позволить себя обмануть и выкинуть? Ну уж нет. Дамочку ждет сюрприз.
Странные картины лезли в голову Николя и он неловко поерзал, поняв, что сел на что-то, пусть не очень большое, но все равно дающее о себе знать некоторым дискомфортом в нижних регионах. Скосив взгляд, он узрел край какой-то тряпки и приподнявшись, выдернул ее всю из-под себя. При ближнем рассмотрении выяснилось, что когда-то это был шелковый шарф, расписанный цветами разных оттенков нежно-сливового, но теперь он был безнадежно испорчен, покрывшись сажей и копотью со штанов Николя. Виновато покосившись на Цукуё, он понял, что вещь скорее всего ее и спрятать изгвазданный предмет уже не выйдет. Неловкая улыбка скользнула по чумазому лицу.
- Простите, это Ваше, Накадзима-сан?

Отредактировано Николя Хет (24.08.2015 21:49:04)

+1

13

Глаз нервно дернулся, а где-то внутри заворочалось что-то очень похожее на ярость, привычно выливающуюся в не очень приятные для окружающих пожары. Но, Цукуё вместо обычной для себя реакции лишь опустила ресницы. Автомобиль на мойку с тщательной чисткой светлого салона (впрочем, не ее это забота, а компании, предоставляющей прокат транспорта), Луиджи за неприемлемо долгое копание минус в зарплату, а этому чуднОму пареньку, что то ли претворяется очень хорошо недалеким и напуганным, то ли на самом деле такой, ни в коем случае не стоит делать больно. Вдруг и правда эта затея, по сути своей авантюрная, выгорит. О нет, не выгорит. Слово пусть и очень подходило японке, но не подходило оно ситуации, в которой стоило быть осторожной. Не зря все же, что-то нехорошее и опасное время от времени чувствуется в этом мямле. Неуловимо, будто запахом неясным, проносилось мимо, заставляя чувствовать себя неуютно даже Химе, что в жизни своей боялась едва ли одного единственного вампира. Но, как бы то ни было, попробовать стоит. Зря, что ли, азиатка забралась в эту чертову глушь с непроизносимым названием. Нет-нет, не зря, она выжмет из него все возможное.
Остолоп Луиджи наконец-то занял водительское место и Цукуё почти удовлетворительно выдохнула, также садясь в автомобиль. Шарф, дорогой, кстати, шарф было жаль, но какие же это мелочи в сравнении с теми перспективами, что открывались перед японкой в случае удачи. Да что там, перспективы, двери Корпорации приоткрылись бы для нее, с таким козырем в руках, как наследничек старого плута Родри. Одно лишь не давало покоя Химе - как восприняли бы дома новости, что она активно начала заниматься склеиванием чужого рода, снова отдалившись от своей семьи, прежде задумав это абсурдное объединение с предателями Окумурами.
Шарф выброшен на улицу и Химе закрыла дверь автомобиля, кивнула дампиру в зеркало заднего вида, чтоб тот трогался и, все-таки, обратила взгляд своих темных глаз на вампира, сидящего рядом, искренне надеясь, что больше никаких ее вещей тот из-под себя не вытащит.
- Едем устанавливать справедливость и наводить порядки, мальчик мой...

+2


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [19.10.2066] Жизнь — это не сюжет, жизнь – это детали.