КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [декабрь 1606] В тени сомнений...


[декабрь 1606] В тени сомнений...

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Время:
начало декабря 1606 года.

Место:
Германия, Кохэм

Действующие лица:
Беннет Морриган-Джонсон, Ольгерд Цепеш, Игорь Цепеш

Описание ситуации:
Окончание операции по спасению Игоря Цепеша из плена оборотней (продолжение эпизодов "Кidnapping прошлых веков" и "Пусть сильнее грянет буря!")
Игорь покинул замок, воспользовавшись вместо двери окном. Однако небольшая группа оборотней отрезала Бену путь к отступлению. Вот только ни нынешние противники Морригана, ни сам Джонсон не были в курсе, что в замке уже хозяйничают вампиры...

Местность

http://sf.uploads.ru/t/VjTNb.jpg

+10 ZEUR начислено всем участникам эпизода.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (15.04.2015 14:35:04)

+1

2

О том, что он жив, Бен понял не сразу. Сначала вернулась возможность пошевелить рукой, а вслед за ней вспыхнула боль. На грудную клетку кто-то нещадно давил, а рука сжимала меч, который увяз в чьем-то грузном теле. Видимо, Бен все-таки успел отомстить обидчику, хотя сам он этого момента не помнил. Он вообще мало что помнил после того, как поцеловался со стеной. Или это был пол?
Мориган открыл глаза. Вновь закрыл — и вновь открыл. Ничего, в общем-то, не изменилось. Вокруг была темнота, как будто он оказался в темном подземелье без какого-либо источника света.
Бен стряхнул с себя тело оборотня, поднес руку к глазам. Нет, он не ослеп. Что-то он точно видел. По крайней мере очертания собственной руки он разглядел. Правда, для этого пришлось напрячь зрение, что тут же отозвалось жуткой головной болью.
Видимо, последний полет для него не прошел успешно и  он в очередной раз умудрился приложиться головой, чем лишь только рассердил мошек, возникших перед глазами еще после знакомства с кулаком Цепеша. И теперь маленькая кучка летающих созданий разрослась и закрыла весь обзор.
Эх, зря Бен тогда не уделил им внимание! Однако сейчас было не время кусать локти. Игорь скорее всего уже далеко. Лекарь не был уверен, что этот придурок вернется за ним. Да и смысла в этом не было. Цель операции была — вытащить из плена Игоря. Про Морригана и речи не шло. Так что можно было восхититься своим собственным идиотизмом, который привел к такой ситуации.
«Мда уж — хуже не придумаешь: поставить все на кон ради одной волосатой и неблагодарной задницы!»
В любом случае отсюда надо было выбираться.  Вот как — это уже второстепенный вопрос. Да хотя бы через то же окно!
О том, что будет с телом после столкновения с землей, Бен предпочитал не думать, как и не думать о том, каким образом он с переломленными конечностями (которые скорее всего не заставят себя ждать) и почти что слепой покинет это место.
По-хорошему, не помешало бы подкрепиться. Возможно причина потери зрения именно в этом: лопнули сосуды. Тогда есть вероятность, что кровь вновь поможет регенерации заработать в полную силу и проблема частичной (о да, Бен был оптимистом)  потери зрения исчезнет.
Кровь! По всему выходило, что ему нужна была кровь. Крови действительно везде было полно: на его одежде, на полу, по которому он передвигался на четвереньках, обследуя местность руками. Вот только все это было не то. Кровь мертвеца — не лучший вариант даже для умирающего от голода вампира.
Оборотней было не много. И скорее всего этим объяснялось то, что он все-таки уцелел. На противостояние большего числа этих перевертышей у молодого Бена элементарно не хватило бы сил. И без того судьба слишком была к нему благосклонна, ведь многие из этих существ были старше его и скорее всего опытнее в подобных битвах.
Он помнил, что предпочитал точный расчет в своих движениях. Лишь отбивал нападения и выжидал момента, чтобы можно было нанести один-единственный и смертельный удар. И все-таки маленькая надежда оставалась.
- Ребята! - достаточно громко позвал он. - Здесь есть кто живой?
Переходил от одного тела к другому, почти что нежно приподнимая тела, щупая пульс, шумно вдыхая воздух, пытаясь опередить хотя бы малейший признак того, что существо еще живо, всматриваясь своими ослепшими глазами в размытые застывшие тени.
- Кто-нибудь! Ну не можете вы быть все мертвыми.. Хоть кто-то же должен был уцелеть!
Шорох за спиной заставил вздрогнуть, выругаться, подхватить меч левой рукой и повернуться в сторону двери.
Нет, просто так он свою жизнь этим перевертышам не отдаст!
- Ну что, волчары, еще наигрались? Видимо, вам мало крови!
Бен поднялся, встал в стойку, готовый в очередной раз отражать удары, несмотря на то, что сил на все это не было.
Что ж, последний бой, так последний бой!
Он быстро преодолел дистанцию, взмахивая саблей для нанесения удара.

+1

3

Ольгерд, насколько мог, быстро шел по коридору. Светильников и факелов почти не было. Большую часть разбили и растаскали, а потому в помещении было довольно темно. Но его глаза уже привыкли к мраку и особых проблем с передвижением не было. Точнее, были. Раны. Множество ран. Наверное, далеко не все из них были слишком серьезными, но некоторые сильно мешали жить. Вроде того глубокого пореза на животе. Что сумел, Ольгерд худо-бедно перевязал на ходу. Благо, по пути ему то и дело встречались мертвые, с которых он снимал одежду, если таковая на них была и пил кровь у умирающих, завершая таким образом их земной путь, а заодно подкрепляя собственные силы. Может, они были не очень чистые, но на перевязку и восстановление сил все равно годились.
Впереди, из открытой двери послышался зов. Ольгерд остановился, прислушался.
- Кто-нибудь! Ну не можете вы быть все мертвыми. Хоть кто-то же должен был уцелеть! - услышал он. Вампир вытащил из-за спины свой двуручный меч. Следовало бы идти тихо, да вот только красться он не мог, - подкованные сапоги издавали слишком много шума при ходьбе. Вместо этого он поудобней перехватил меч в обе руки. Дверной проем, с открытой нараспашку дверью, медленно, но верно приближался.
- Ну что, волчары, еще наигрались? Видимо, вам мало крови! - услышал вампир, прежде чем войти. Последующий приближающийся топот ясно дал понять, что неприятель идет в атаку. Ольгерд выскочил. И едва не получил мечом. Но удар был то ли неумелым, то ли нанесен вслепую и вампиру ничего не стоило поймать меч врага на свой, отвести удар и толкнуть нападавшего плечом. Нужно было бы его убить. Но нет, сначала Ольгерд спросит, где Игорь. Может, этот знает. А если нет - плевать. Его кровь послужит топливом для тяжелой работы организма вампира.
Оттолкнув врага, Ольгерд отскочил назад, встав в стойку. Если противник решится напасть снова - он будет круглым идиотом.
- В замке был пленник. Зовут Игорь. Он - вампир. Где он? - спросил Ольгерд, не спуская глаз с Беннета.

+2

4

Глупо было надеяться, что с первого удара у него получится убить противника. Удар отклонен, а Бен получил ощутимый толчок в плечо. Причем гаду удалось дотронуться до раненой руки, так что можно сказать, знакомство прошло вполне успешно как и с незнакомцем, так и с новой порцией боли. Озверев от подобных ощущений, Бен вновь поднял меч, когда понял: перед ним не оборотень. Не надо обладать стопроцентным зрением, чтобы чувствовать ауру, идущую от кровососа, который старше его самого.
Отскочил назад, выбрасывая из рук оружие. Бен мог быть дураком. Ему, по молодости, это  было простительно. Но вот идиотом он не был никогда. Хотя можно было допустить, что идиотизм — штука заразная, которая запросто могла к нему прилететь от Игоря. Но в данном случае логика подсказывала, что нападать на вампира в таком состоянии, в котором сейчас был Морриган, не стоило. Тем более вампир, пропахший кровью и находящийся  в логове оборотней,— это явно неспроста.
Дабы подтвердить свои неагрессивные намерения, Бен приподнял руки, демонстрируя то, что в ладонях ничего не прячет, и  опустился на колени.
Возможно у многих вампирских родов такая поза, принятая перед противником, была позорной. Но Бен так не считал. Ему приходилось много путешествовать, и ничто так не располагает к себе другие расы, как открытость и смирение, тем более если ты оказываешь на чужой тебе территории.  И сам Морриган ничего не видел в этой позе позорного — обычный жест дружелюбия, а также признание, что тот, пред кем преклонились, вправе решать судьбу преклоненного.
Конечно, это не означало, что Бен спокойно бы принял смерть и не стал бы сопротивляться. Но все-таки уважение к традициям и обычаям считал нужным проявить.
Так и сейчас, Морриган склонился, демонстрируя, что не имеет и мысли нападать на вампира, который, судя по запаху, был тоже ранен.
К какому роду принадлежал вошедший определить было невозможно. А с учетом того, что вампиры и оборотни часто нападали друг на друга, то здесь мог оказаться любой: и кто-то из армии Лабиена, и кто-то из сородичей. Возможно даже мелкие рода предприняли вылазку, чтобы отвоевать эти земли. Однако вопрос расставил все на свои места.
- Цепеши! - напряжение было настолько сильное, что после вопроса об Игоре Бен не удержался и засмеялся.
- Ну конечно!  Кто же это мог быть еще! Не поздновато ли о сыне патриарха вспомнили?
Бен поднялся с колен, провел рукой по губам.
- А хрен его знает, где он, - чистосердечно признался Бен. - Надеюсь, там, где мы тоже рано или поздно окажемся.
Да уж, Бен действительно не отказался бы покинуть этот чертов замок. Но все, что он мог сейчас сделать — это бросить мечтательный взгляд в сторону окна, где виднелся небольшой кусочек неба.
- Я же сказал, что вы немного припозднились, - пояснил свою мысль лекарь, делая шаг к двери, чтобы все-таки осуществить свое желание. По дороге немного повернул в сторону, так как сквозь кровавую пелену на глазах увидел очертания своего сундука.
- Вы, надеюсь, не будут против, если я покину это место?
Он чуть улыбнулся, обнажая клыки.

+2

5

Несмотря на все знаки покорности, Ольгерд меч не опускал. Не можешь победить силой - победи хитростью. Где гарантия того, что он опустит меч, а Беннет не достанет откуда-нибудь стилет и с невероятной прытью не воткнет его Ольгерду между ребер? Нет никаких гарантий. А потому вампир не расслаблялся и внимательно следил за Джонсоном.
- Цепеши! - стоящий на коленях рассмеялся. - Ну конечно!  Кто же это мог быть еще! Не поздновато ли о сыне патриарха вспомнили? - тот поднялся с колен.
- А хрен его знает, где он, - продолжил изливаться он. - Надеюсь, там, где мы тоже рано или поздно окажемся.
От Ольгерда не укрылся тот факт, что Беннет посмотрел на окно. Воин сразу догадался, что к чему. Ай да Игорь! Ай да сын своего отца! Теперь его ищи-свищи. Звуков боя снаружи не было. Где-то далеко ржали кони, кричали раненые и умирающие. Бой окончен, замок взят. Оставалось надеяться, что боевой раж покинул воинов и никто сгоряча не размозжит Игорю голову. И никакая шальная пуля его не заденет.
- Я же сказал, что вы немного припозднились, - продолжил Морриган и медленно пошел к двери. По пути он немного изменил курс в сторону какого-то сундучка.
- Вы, надеюсь, не будут против, если я покину это место? - спросил он и чуть улыбнулся.
Ольгерд скептически посмотрел на него. Говорить что-либо не хотелось. И вообще следовало заломить этому чудику руки и отконвоировать в штаб, где его можно было бы допросить. А заодно и казнить, если с Игорем что-то случилось. Хотя, если с Игорем что-то случится, полетит еще и его, Ольгерда, голова. Не то что бы он очень любил свою голову, но без нее будет тяжко жить.
- Ты покинешь это место либо живым, либо мертвым. Зависит от твоих ответов, - сказал вампир, отступая в сторону от двери. - Но решать это не мне. Ты пойдешь к моему господину. Если Игорь Цепеш мертв, - ты получишь свою награду.  Если нет... - Ольгерд замолчал. На его каменном лице оставила свой отпечаток усталость, да и только. За всем этим нельзя было сказать, что он лжет. Даже глаза, абсолютно беспристрастные, не могли его выдать. Это была сознательная хитрость с целью выявить друг ли Беннет или же враг.
Воин сделал знак мечом, чтобы вампир шел к двери. Уверенный короткий взмах, красноречиво предупреждающий всякое неповиновение. Странная была комната. Одна дверь, да пара узких окон. Может быть тут была еще потайная дверь, но Ольгерду не хотелось ползать по всей комнате на карачках, простукивая и пронюхивая каждый камень. Еще можно было выйти в окна. Но, судя по тому, что в них был виден лишь маленький кусок неба и зубцы стен, - высота тут была приличная.

+2

6

Бен провел рукой по перевязи, проверяя, крепко ли сцеплены простыни и выдержат ли она очередное испытание весом сундука, перекинул тряпки через плечо и все-таки продолжил свой путь, благо вампир, кажется, и не собрался особо ему препятствовать.
Правда, проходя мимо него, Бен все-таки напрягся: нет ничего хуже поворачиваться к противнику спиной. И хотя сейчас Морриган продемонстрировал свои мирные намерения, Цепеши все равно оставались заклятыми врагами Джонсонов. Так что  ждать от них можно было все, что угодно: даже удар в спину.  Быть может поэтому Бен не намерен был даже представляться: к чему усложнять и без того напряженную обстановку, особенно учитывая то, что где сейчас носится Игоря, лекарь понятия не имел. Может попал в первый же капкан оборотней и его голову готовят для отправки посылкой достопочтенному Доминику?
А вот идти к господину Морригану совсем не хотелось. Кем бы этот господин ни являлся. Если это молодой вампир — одно дело. Вот только пятая точка подсказывала, что речь идет о ком-то из древних. А с учетом возраста Бена древними для него были все, кто переступил двухвековой рубеж. Тут до 50-ти лет бы дожить такими темпами.  Так что в обществе тех, кто был существенно его старше, вампир чувствовал себя неуютно.
- Господин? - переспросил Беннет, прикидывая, а не стоит ли вообще пуститься отсюда наутек. К счастью, с первым побуждением удалось совладеть: все равно из этого ничего не получилось бы. Ни с его глазами, ни с его сундуком. В общем, капец был полный. Оставалось надеяться, что оборотней в замке больше не было, а те, кто остался жив, благополучно убрались отсюда подальше. А если нет? Если вампирам удалось захватить кого-то из семьи хозяина?
- Слушайте, - Морриган потрепал себе волосы и вновь повернулся к вампиру.
- А может обойдемся без всяких господ? Давайте так.. Я вам сейчас приготовлю мазь, которая убыстрит процесс заживления даже самых глубоких ран. Вы же ранены, я это вижу, - раскрывать секреты того, что он видит лишь силуэт собеседника, Бен не стал. - Классная штука, поверьте.  Уже завтра  ваше тело будут таким же, как до этой битвы. А вы меня взамен отпускаете и я тихо, осторожно ухожу отсюда.  Как там с запада? У них был небольшой проход в лесную зону с запада. Ваших же воинов там еще нет? А я мог бы незаметно прошмыгнуть там. Как вам такой план?
Проход там действительно был, скрытый в зарослях с имитацией под кусок стены. Сразу же за дверью начинался густой лес, так что с войсками туда не было смысла соваться. Сам Бен о проходе узнал случайно. Конечно, велика вероятность, что дверь будет закрыта. Но уж справиться с замком, на самом деле, не так уж и сложно, тем более, что Джонсон сомневался, что  оборотни вставляли туда какой-то сложный механизм. Скорее всего что-то простое, что легко открывается на случай, если бы пришлось срочно покидать особняк не подземными ходами, а через верх.
- Ну как вам план? Тем более вашему господину скорее всего будет не до меня: все-таки после битвы он устал, тут еще замок большой надо облазить, казематы изучить, раненых распределить. Зачем его тревожить лишний раз? Вдруг он сгоряча меня,  нет, нас, - уточнил вампир, решив обобщить, -  того, - провел рукой по горлу. - Обидно ведь будет.
- Ну так что, договорились?
Бен протянул руку для заключения сделки и уповая на свою удачливую судьбу, которая пока к нему окончательно задом не поворачивалась.

+1

7

Ольгерд посмотрел сначала на вытянутую руку, потом на Беннета. В голове крутилось множество мыслей и все не по делу. Но во мраке комнаты это было не сильно заметно. Несколько секунд вампир стоял, словно бы раздумывая, а в один миг оказался практически вплотную к Морригану с поднятым мечом. Еще миг, - и лоб Джонсона получил удар стальным "яблоком", а сам Цепеш снова стоял на расстоянии меча.
- Не тебе решать за моего господина, - сухо сказал Ольгерд. - И ты не в том положении, чтобы делать предложения. Сейчас ты либо следуешь за Игорем, либо останешься тут навсегда.
Да, так и надо. Надо чтобы этот нахал повел его по горячим следам. И плевать, если он сейчас навернется с большой высоты. Ему остается либо сотрудничать, либо сдохнуть.
- Если ты не хочешь, чтобы мой господин тебя обезглавил, - лучше бы тебе найти Игоря, - добавил Ольгерд. Ничего, пусть думает, что я простой солдат, думал он, у меня это отлично получается - быть простым солдатом.
Собственно, шансы отыскать наследника увеличились. По крайней мере, был свидетель, а может и соучастник побега. И пока след был горячим - надо было идти по нему. Действительно, глупо было бы брать Беннета в плен и вести к Доминику, возвращаться, по сути, с пустыми руками, когда была реальная возможность продолжить поиски.
Глядя на Джонсона, на то, как он зажимает рукой обильно кровоточащую ссадину на лбу, Ольгерд думал, а сможет ли он слезть по стене. Сможет. Игорь-то смог. А ведь он долго был в плену, он был истощен, но, тем не менее, спустился. И этот спустится.
- Хватит хвататься. Царапинка от этого быстрее не заживет, - сказал воин. - Лезь в окно. Если еще хочешь выторговать жизнь.
Сам Ольгерд не переживал по поводу спуска. И хотя сил у него было не так много, но все же больше, чем могло бы быть, а значит на спуск и на дальнейшее преследование ему хватит.

+2

8

Все, что мог заметить Бен, — быстрое перемещение мужчины по комнате. А дальше был удар. По инерции сделал шаг назад, складываясь пополам, чему способствовал большой вес саквояжа, притягивающий к земле. Но все-таки устоял, хотя от удара боль сжала виски, а в голове зазвучали колокола, от звука которых и до помутнения рассудком недалеко.
- Цепеши! - пробормотал Морриган, сжимая кулаки и готовый в любую минуту броситься на вампира.  Глубоко вдохнул и медленно выдохнул, справляясь с болью и вытирая рукой лицо. Кровавая дорожка от разбитого лба щекотала кожу. Подавить злость оказалось сложно. И все-таки справился. - Черт! Пора бы уж привыкнуть.
Он говорил тихо, скорее убеждая себя в том, что не в его положении сейчас махать кулаками.
- Судя по всему, это был ответ «нет», - более громко уточнил Морриган. - Не стоило утруждаться себя. Можно было просто сказать.
Кровь останавливаться не желала, так что выходило, что дела Бена были хреновые.
- А вообще зря вы от мази отказываетесь. Я все-таки не шарлатан какой-то. Она действительно помогает, - проворчал лекарь, в очередной раз размазывая кровь по лицу.
Стремление вампира найти сына патра было похвально. Вот только Бен не понял, а при чем тут вообще он?
Провел рукой по шее, которая пока еще держала его голову.
- Здорово, конечно! Только не представляю, как я буду его искать. Быть может вы не заметили, но я — не Цепеш. И собачьего нюха у меня нет. А ваш Игорь может быть где угодно.
Он замолчал, прикидывая, стоит ли раскрывать вампиру все свои карты. По всему выходило, что  другого выхода все равно нет.
- К тому же я не знаю, заметно это или нет, но... В общем я фактически ничего не вижу.
Бен не знал как выглядели его глаза со стороны. На деле, они мало чем внешне отличались от глаз голодного вампира, разве что белок глаза был покрыт сетью кровеносных сосудов. А во всем остальном: та же кровавая радужка. Вот только на этот раз цвет менялся не из-за смены пигментации, а из-за того, что кровь попала в переднюю камеру глаза и перекрыла зрачок. Чуть позже такая болезнь получит название гифемы.
- Жизнь? - Бен рассмеялся. - Ты действительно хочешь, чтобы я туда лез? - переспросил Морриган, не замечая, как оставил все формальности позади.
- Еще раз говорю — я не Цепеш, как ты. Если у тебя есть такое желание, то трансформируйся и прыгай. У волка больше шансов преодолеть это расстояние без повреждений. Я же просто рухну грудой костей и тогда смысл моего участия в поисках будет равен нулю, если, конечно, ты не решишь тащить меня на спине.
Правда, надо отдать должное Бену, он  решил не надоедать своему пленителю лекцией о том, чем чревато перемещение пациента (пусть даже этот пациент вампир) с переломленными костями. Вряд ли состояние лекаря этого Цепеша так сильно волнует. Ему же надо одно — найти Игоря.
- Если ваши уже завладели замком, то мы вполне можем спуститься как нормальные вампиры и выйти через дверь. Хотя, - добавил чуть позже. - Не думаю, что мы его найдем. Если только мертвым. Если же он жив, то скорее всего уже далеко отсюда. Его так здесь отколошматили, то вряд ли у него появится желание возвращаться.
Вариант, что Игорь мог вернуться в замок за ним, Бен даже не рассматривал просто потому, что это было бы глупо, тем более что в ситуации, когда Морриган оказался вовлечен в сражение с несколькими оборотнями, шансы выжить у него все равно были ничтожно малы. А возвращаться ради трупа — слишком глупо. Впрочем, возвращаться ради Джонсона — не менее глупо со стороны Цепешей.  Так что особых иллюзий на этот счет Морриган не питал.
Присел, поднимая с пола меч, вставляя его в ножны и делая это скорее по привычке носить с собой оружие, чем с каким-то иным замыслом. А в связи с тем, что свой кинжал он в бою потерял, то меч был неплохой заменой короткого клинка.
- А моя голова на самом деле — не так уж много стоит. Вряд ли мое обезглавливание принесет ему удовольствие, - попытался растянуть губы в улыбке. - Хотя как знать, как ваши господа развлекаются....

+2

9

Ответ Ольгерду не понравился. Ему уже давно следовало отрубить этому хаму ноги и оставить тут. Но он почему-то медлил. Вот только почему?
- Ты, кажется, не понимаешь, в каком положении находишься, - сказал Ольгерд неожиданно мягко. - Ты либо сейчас же лезешь в окно, либо отрубаю голову здесь и сейчас.
Тоже мне придумал, по лестнице спускаться! Пока спускаемся, Игорь уйдет. Или нет? В голову Ольгерда закрались сомнения. С пустыми руками он возвращаться не собирался. Пусть даже если руки у него будут не совсем пустые. А дальше идти... вампир понимал, что без этого осла-Беннета будет тяжко. Если Игорь действительно переломал себе много костей, - то помощь ему не помешает. Ладно, черт с ним, с хамом, подумал Ольгерд.
- Ладно, - сказал он. - Иди по лестнице. Спускайся вниз, во двор. Там твою голову без разговоров насадят на пику.
Воин сунул меч за спину и взобрался на крутой подоконник. Он выглянул из окна, посмотрел вниз. Да, высота приличная, подумал он, а потом посмотрел на стену. Если быть осторожным, можно даже слезть, ничего себе не переломав. Главное - не торопиться.
Ольгерд присел, высмотрел ближайший выступ и полез. Оставалось надеяться на крепость пальцев и удачу. Он лез медленно, то и дело высматривая выступы или выемки, куда можно было поставить ногу. Пальцы сводило от напряжения, а ноги то и дело стремились соскользнуть, но он держался, он полз, метр за метром, сантиметр за сантиметром. Сейчас он ни о чем не думал, только полз. Земля медленно приближалась, в то время, как окно так же медленно удалялось. Он преодолел большую часть пути, когда окованные подошвы сапог все-таки соскользнули, а вслед за ними не удержались и пальцы. Вампир только и смог, что оттолкнуться от стены и развернуться в воздухе, чтобы принять удар руками и ногами.
Земля очень скоро встретила его. Он упал на нее всеми четырьмя конечностями и даже умудрился кувыркнуться через плечо, которое тут же дало о себе знать острой болью. К плечу прибавились отбитые и ободранные в кровь ладони, и ушибленные колени. Но больше всего пострадало левое плечо. Ольгерд несколько секунд лежал на холодной земле, прежде чем не попытался встать. Это удалось ему с попытки третьей или четвертой. Да и то, он не встал, а только лишь сел. Лишь оперевшись на правую руку он с трудом встал и заковылял к единственному отсюда проходу. Черед десяток трудных шагов он остановился и посмотрел наверх, туда, откуда он вылез.

+2

10

Бен не понимал, в каком положении он оказался? О, вампир был не прав. Быть может, Морриган не понимал, чем это пахнет, когда только ввязался в это дело. Но уже после нескольких минут общения с Игорем, все встало на свои места. А уж дальше и того оказалось все хуже и хуже. Тут уже речь шла не о том, чтобы наладить отношения между родами, и даже не о том, чтобы удержать собственную голову на плечах, а о том, как бы вообще не навредить Джонсонам. Радовало одно: никто ни в деревне, ни среди всех этих вампиров, не знал об его принадлежности к этому роду.
- Ты либо сейчас же лезешь в окно, либо отрубаю голову здесь и сейчас.
А вот это уже было интересно. Бен чуть отвернулся, чтобы скрыть улыбку. Лишний раз нервировать вампира не хотелось. Но зато теперь Морриган его понял: он сам боялся возвращаться к своему хозяина без Игоря. Видимо, не только над головой Джонсона висел меч в случае пропажи потомка патра.
Ну что же, если верить слухам, новый патриарх Цепешей мог не только врагов крушить, но и своих: тех кто попадал под горячую руку и, судя по всему, под дурную голову. Оставалось лишь посочувствовать тем, кому приходилось сражаться под таким предводительством: будучи победителями на поле сражения, они могли запросто пасть от чужого плохого настроения.
Идея идти вниз одному Беннету не понравилась. Если в замке хозяйничают Цепеши, то не факт, что с ними ему повезет.  Особенно теперь, когда под боком нет Игоря. По всему выходило, что ему так же выгодно найти отпрыска патра, как и этому вампиру. А значит, выход, как и прежде, один единственный — через окно.
- Черт!
Вампир исчез — судя по шороху, скорее всего он пытался пробраться по стене. Мудрое решение, тем более это наиболее безопасный путь. Бен попробовал сжать кулак на поврежденной руке, но пальцы сжимались с болью и с трудом. Следовательно — надеяться на нее не следовало.
Бен стянул одежду с оборотней, сорвал шторы связал все, создав имитацию веревки, привязал к конце сундук и все это поднес к окну. Перекинул свое сокровище через подоконник и стал медленно спускать. К сожалению, веревка закончилась до того, как саквояж дотронулся до земли.
Зафиксировал веревку, перекинул ноги и шагнул в пустоту.
Ноги скользили по стене, единственная здоровая рука — по веревке. Узлы и фурнитура одежды раздирала ладонь. Но на все это можно было не обращать внимание, если бы не сам страх, что тряпье не выдержит и он полетит вниз. В таком положении он не сможет развернуться, чтобы приземлиться на ноги или хотя бы на руки, а значит перелом позвоночника ему обеспечен. О последствиях хотелось не думать. Хотелось вообще на время забыть о том, что он лекарь, и, как многие вампиры, положиться на свое везение и свою регенерацию. Тут приходилось признать, что в неведении порой скрывается великая сила, которая толкает на разные безрассудства.
И все-таки до конца веревок добраться без проблем не удалось. Ткань хрустнула и Бен полетел вниз. Точнее ему показалось, что он полетел. До земли оставалось не более метра, что не позволило ему переломать себе кости, но позволило хорошо приложиться головой об угол саквояжа.
В очередной раз выругался, повертел головой, пытаясь своими ослепшими глазами рассмотреть, где же находится тот чертов вампир.
Но так как на вопрос «Ты где?» никто не ответил, Морриган пошел прямо — туда, где, по ему мнению, должен быть выход с территории замка и откуда можно было бы убраться куда подальше.
Вот только у провидения на этот счет были совсем иные планы:
- Стоять! - услышал Бен. Из-за угла загромыхало оружие, а потом, судя по шороху ног по траве, появились верны псы патриарха Цепешей. - Кто такой?
Это уже было не смешно!
Бен вновь опустил саквояж, медленно повернулся.
- Помощник лекаря я. Из местной деревни, - как можно более добродушно сообщил он. - Вот травы здесь собираю, говорят в этом лесу можно найти азимину — редкое лекарственное растения .- Не видели?
Он бросил взгляд в сторону, где, возможно в свое время скрылся Игорь, и где, возможно, по его следам уже идет другой вампир.  А он опять застрял у этого проклятого замка, будто он не хочет его отпускать.

+1

11

Ольгерд ушел недалеко. Тело на морозе быстро остыло и вскоре боль в мышцах и от ран усилилась. Было острое желание лечь где-нибудь и отдохнуть. Но Ольгерд был не из тех, кто потакает своим желаниям. Он остановился и посмотрел назад, на стену донжона, точнее на окно из которого он вылез. Беннет, к тому времени, уже спускался вниз по импровизированной веревке. Вот хамы нынче пошли, хмыкнул про себя Ольгерд, наблюдая за мучениями вампира. Когда тот преодолел большую часть пути, воин развернулся и побрел дальше. Только далеко уйти ему не удалось. Он услышал шаги, голоса и бряцанье стали. Вариантов было немного: либо вампиры, либо оборотни. Тем не менее, нужно было убедиться, что это не оборотни. Не сказать, что бы Ольгерд прямо ценил жизнь своего пленника, но и терять его не хотелось. Если он действительно умеет врачевать, то его помощь может пригодится. Особенно Игорю, если его удастся отыскать. Если нет... никаких если! Ольгерд найдет его. А пока нужно выяснить, кто к ним идет.
Их было трое. Все вампиры. Молодые, определенно не старше сорока. Одежда, кольчуги, нагрудники, сабли и палаши были заляпаны кровью. Впрочем, не сильно, по сравнению с Ольгердом. На них не было каких-то знаков отличий, но Ольгерд твердо знал, что это не его бойцы. Судя по виду, они были из небогатой семьи либо служили кому-то достаточно богатому, кто мог бы их так одеть и вооружить.
- Растение, говоришь? - с неким недоверием спросил один из них, стоящий справа.
- Да чего с ним разговаривать, голову отрубим - да и дело с концом, - предложил центральный.
- Только сначала кровь выпьем, - сказал левый.
- А потом я вас на ваших же кишках повешаю, - сказал Ольгерд. Они стояли к нему спиной, а потому, услышав его, все враз обернулись, поднимая оружие.
- А ты кто такой? - спросил левый.
- У него меч! Кончаем его! - крикнул центральный и собрался ринуться в атаку, но тот, что справа, его удержал.
- Стой! Я знаю его! Я видел его в лагере! - громко, почти крича, заявил правый. - Он же командир этих гусар.
Центральный вырвался.
- Да плевать! - заявил он. - Видишь, как этот ублюдок ранен? Прикончим его - да и дело с концом. А меч себе заберем. На него, нехай, коня можно купить.
- Да погоди, - в плечо центрально вцепился еще левый. - Вы что тут, господин, делаете? - заискивающим тоном обратился он к Ольгерду.
- Не ваше собачье дело, - заявил воин, положив правую руку на рукоять меча. Пусть у него болело левое плечо, мечом он мог орудовать и одной рукой.
- Вон пошли отсюда! Кто ваш командир? - сквозь зубы, едва не срываясь на крик спросил он.
- Альберт Прат, господин.
- Я найду его. А теперь убирайтесь.
Солдаты торопливо ушли, запинаясь в полумраке. Они даже оружие забыли убрать. Тот, что был в центре, бросил на Ольгерда гневный взгляд, но тот этого не заметил. Либо сделал вид, что не заметил. Вампир убрал руку с рукояти.
- Пошли, - бросил он Беннету, поворачиваясь назад.

+1

12

Вампиры из рода Цепешей, сверстники Бена — это было чертовски опасно. С их-то родовой жаждой кровью, семейной вспыльчивостью и возрастной неопытностью убить — не убьют, а вот покалечить могут.  Это с возрастом приходит осознание того, что дела подобного рода надо решать быстро: раз — и нет головы, а молодежь любит продемонстрировать свою силу иначе, причиняя жертве мучения. А Морригану на данный момент вполне хватало слепоты.
Правда, он прекрасно понимал, что если сам он ничего не видит, это не значит, что от новоприбывших укрылся его наряд: сорочка, тряпкой висящая на теле, рука, обмотанная сукном, штаны, заляпанные кровью, а главное — меч оборотней, висящий на перевязи.
Здоровую руку Бен положил на живот, зацепившись пальцем за ремень штанов. Незаметно придвинул меч так, чтобы в случае чего можно было бы быстро выхватить его из ножен. Перспективы, открывающиеся перед ним в изложении вампиров, были, конечно, увлекательными, но Морриган еще пожить планировал.
Помощь пришла, откуда он ее не ждал. За разговором уловил бряцанье оружие, так что осмелился и положил руку на рукоять меча.
Иногда не обязательно что-то видеть, достаточно слышать. Что Беннет и делал, прислушиваясь к шороху, дыханию противников. Как только один рванул вперед, вытащил меч и встал в позицию.
Да, слушать иногда бывает намного полезнее, чем говорить. Так что когда молодняк ушел, а Цепеш позвал его, направляя причем в совершенно другую сторону от той, куда хотел отправиться Бен, Моригану пришлось все-таки спрятать оружие и отправиться за своим «спасителем».
Некоторое время шли молча, при этом Бен ждал, что мужчина заговорит.  Пустые надежды. Спутник ему достался молчаливый.
- Так ты командир, да? - первым прервал молчание Морриган, еле успевая за идущим мужчиной. Быстрому передвижению Джонсона совсем не способствовал тяжелый сундук, который оттягивал плечо. - Слушай, а у вас всегда так разговоры ведутся: «голову отрубим», «на кишках подвешу»,  удары по голове — вместо приветствия. Так принято, да? И как при таком подходе вы до лет-то своих доживаете, - последнее было сказано несколько тише. - Тебя как хоть зовут, Цепеш? И может скажешь, куда мы идем?
Бен остановился, сбросил саквояж и демонстративно сел на землю рядом. Дальше он двигаться не собирался. Ему нужна была передышка.
Он устал. Чертовски устал. А еще он хотел жрать. Именно жрать, так как последний раз вампир пил кровь дней 7 назад. Клыки уже не убирались и ранили губы. Но все, что оставалось — глотать собственную кровь, которая  насыщения не приносила и никак не влияла на регенерацию. Зато рана опять стала кровоточить.
Бен завязал сукно, которое уже настолько намокло, что из него можно было кровь отжимать.
- Мне нужно поесть. Без еды я от силу продержусь еще минут 40.
Перетянул жгут на руке, наложил новую повязку, вытащив из саквояжа чистую ткань. Только толку-то. Бесило то, что в данной ситуации он даже сделать ничего не мог. Можно было бы позвать этого Цепеша в ассистенты, чтобы он  придержал плоть, пока Бен зашивает сосуды.
Но как, блядь, зашить их, если он ничего не видит!!!!
- Не проще ли вернуться в лагерь и позвать других, - вполне спокойный и даже немного беззаботный голос. Будто и не у него через полчаса процент крови в организме будет близок к критическому. -  Мы так до бесконечности будем прочесывать местность в поисках Игоря, а он, может быть уже направляется домой, будучи не в курсе, что за ним папочки примчался.

+1

13

Орел - птица гордая...
Расправив широко крылья, он парил в холодном небе, затянутом плотной дымкой облаков. Внизу копошились вампиры и оборотни. Кровавые пятна на белоснежной глади опушки смотрелись контрастно, а эпичные воинственные крики нападавших абсолютно не трогали душу пернатого хищника. Но кое-что зацепило острый взгляд орла: на одной из заснеженных опушек несколько оборотней гнались за вампиром. В центре свалки находился крупных размеров черный волк. Видно было, что он был ранен, силы его были на исходе, а лапа переломлена, из-за чего клыкастый хищник "преклонил" колени и напряженно дрожал от ярости и бессилия. Нападавшим ничего не стоило лишить его жизни, но оборотни чего-то ждали.

Пикирующий орел

http://sh.uploads.ru/t/0GKJu.jpg

В когтях птица держала кусок ткани, когда-то белой или светло-серой, но сейчас красной от свежей крови Игоря. Орёл кружил, наблюдал. Волк улучил момент, поднырнул под чьи-то ноги, увернулся от летящего в нос острия, и был таков. За ним погнались, конечно, и инстинкт крылатого хищника подсказывал, что лучше поискать другую жертву. Крякнув от досады, орел полетел на запад. Его несколько вампиров, которых он заметил совсем недалеко от ставки оборотней. Птица бы плюнула от досады, если бы могла. Вместо этого, проносясь мимо вампиров, орлиные когти отпустили тряпку и та влетела прямо в лицо одного мрачного типа, который был поменьше и посубтильнее своего собеседника.
На самом деле орел зазевался, иначе бы тряпку не отпустил. Но он разве признается в этом? Величаво взмахнув обоим путникам крылом, птах полетел восвояси. Орел - птица гордая.
От башни, из окна которой, спутники так спешно ретировались, а точнее от места их падения тянулся кровавый след. И тянулся он на восток. При внимательном изучении, можно было рассмотреть сначала человеческие следы, которые потом становились меньше, уже, и в конце концов превращались в крупные волчьи отпечатки, которые пропадали в лесной хвойной чаще, ведущей на опушку, откуда раздался пронзительный вой.

Отредактировано Игорь Цепеш (11.09.2015 17:41:05)

+2

14

Свернутый текст

Так как господин Ольгерд, судя по всему, нас покинул, то продолжаем без него.

Бен услышал какой-то шум, но списал все это на звон в ушах — вполне обычное явление в него нынешнем положении.  Так что Морриган лишь поудобнее разместился под деревом, прижал к себе сундук и расслабился, готовый увидеть розовые облака, пегасов и драконов, пролетающих мимо, и небесную колесницу, везущую его туда, где его накормят, обогреют и спать уложат с красивыми блудницами ангелами. Он даже улыбнулся в предвкушении подобного. Молодой — что ему еще для счастья надо? Как оказалось, потребности у молодого отпрыска Морриганов были скромные. Но в них явно не входило наличие мокрой тряпки на лице, от которой подозрительно воняло чем-то знакомым.
Поднял голову кверху, надеясь увидеть на ветвях висящего Волка, изображающего ворону. Но то, что могло нарисовать воображение, не смогли показать ослепшие глаза.
Видимо, спутник тоже увидел это немое доказательство того, что где-то тут пролетал или пробегал Цепеш.
Последующую минуту Бен чувствовал себя якорем, который тянется, прорезая дно,  за судном, несущемся к обрыву водопада. Так что когда его руку все-таки отпустили, вновь сполз на землю, прислонился к дереву.
Ну а что он ждал?
Что этот олух послушает его и пойдет по реке? Нифига... Он же — воин! Он же Цепеш! Так что вперед в логово врага! Идиот! Только дебил мог решить удирать от оборотней по лесу, который перевертыши знают, как свои пять пальцев, и где имеется тысяча скрытых ходов.
Было лишь одно, что могло бы частично простить Игоря — если бы он боялся воды! Кто знает, возможно это их родовая особенность. Отсюда подобный идиотизм, который проявил сегодня пленник замка, отсюда и вечный запашок, идущий от этого семейства!

В воздухе пахло гарью. Со стороны деревушки, раскинувшейся у подножия горы, вверх  поднималось облако дыма. Деревня горела,  подпаленная заботливой рукой Цепешей. В причастности данного семейства к этому действу Бен не сомневался. Подобную новость воспринял достаточно спокойно, несмотря на то, что скорее всего его первая приобретенная на собственные средства недвижимость уже превратилась в грудку пепла. Волновало лишь одно — удалось ли спастись от пожара его маленьким сокровищам, закопанными, как клад, у  излучины реки.
Запах крови щекотал ноздри, заставляя вспомнить о голоде. Пока же Беннету оставалось покусывать отросшим клыком губу и мечтать о еде.
За этими мечтами он как-то пропустил того момента, когда к нему подошли. Несколько вампиров вели пленного человека. Они заметили отдыхающего доктора и приблизились к нему. Опознавательных знаков принадлежности к войскам Цепешей у Морригана не было, так что шее пришлось вновь познакомиться с холодной сталью меча.
По ударившей по вискам ауре вампира, Морриган понял — перед ним тот, кто прожил на этом свете никак не меньше трехсот лет.
Существо давило, так что даже врожденная защита Джонсона не могла полностью ей сопротивляться. Виски скрутило, дыхание стало прерывистым. Что при таком давлении было с человеком — Бен даже не представлял. Сейчас мысли были лишь о том, чтобы не дать собственным мозгам вылиться через нос и уши.
- Кто ты?
Давление ослабло, так что появилась возможность говорить.
- Доктор.. Мор, - представился вампир, почему-то решившись назваться тем именем, которое было известно в деревушке. -  Я тут с Игорем Цепешем... Он там, - указал рукой в сторону, где сражающихся скрывали листья высокого кустарника. - Если не поторопитесь, думаю, ему придется несладко.
Несколько силуэтов, толкнув человека вперед прямо на Бена,  побежали в указанную сторону.
- Да, да, да, - запричитала человеческая особь, в которой Морриган по голосу узнал достопочтенного и, судя по всему, протрезвевшего доктора Волкера. - Мор.. Это Мор. Он часто ходил к хозяинам замка, подозрительно часто.
И было в этой интонации сладкое удовлетворение, что сейчас того, кого считали учеником Волкера, и тот, кто делал за него всю работу, ответит за свою дерзость.
С каким бы удовольствием Беннет бы сейчас впился клыками в нежную шейку этого засранца.. Вот только сделать это с острием, направленном в горло, было фактически невозможно.
- Интересно, -глубокомысленно ответил вампир, чуть сильнее нажав на оружие, которое проделало в несчастной шкуре доктора еще одну дырку. Пока незначительную, но с учетом состояния Джонсона любая потеря крови для него была крайне неприятна.

Отредактировано Беннет Морриган-Джонсон (11.09.2015 19:17:29)

+1

15

Прыгнуть с такой верхотуры — не шутки. Игорь понимал это, ещё когда оказался перед оконным проёмом. Но и тогда выбор был невелик: или прыгать, или погибать. Твёрдо уверенный в том, что если его поймают, это конец, Цепеш сиганул в окно в той форме, в которой пребывал на тот момент. Это стало его ошибкой, не первой и, к счастью, не последней в череде многих других. Но знал бы, где упасть, — в прямом смысле слова, соломки бы подстелил.

Спасло Цепеша только то, что упал удачно. Относительно удачно. Сейчас Игорь чувствовал себя так, словно его разобрали и растащили по кускам, и сильно припадал на правую лапу. Та едва-едва работала и совсем не сгибалась в колене. Сказать что покрыта окровавленной шерстью — не сказать ничего. Казалось, на ней совсем не было шерсти и кожи, и вообще вся она представляла собой кровавое месиво. Трансформация не просто не помогла, она только усугубила проблемы.

Обращение — удивительная вещь. Как и в случае с оборотнями, оно помогает быстрому восстановлению. Затягивает мелкие раны и подживляет крупные, способствует правильному и здоровому сращению костей. При одном но: при медленной и вдумчивой трансформации, когда контролируешь каждый миллиметр, каждую клетку своего тела. Так, что осколки костей случайно не задели, не повредили целые участки.

Игорю на это банально не хватило времени. Он убегал, и опомнившись только перед каким-то ручьём, отделяющим его от лесного массива. Вода — это хорошо. Измученный вампир зачерпнул её горстью и решился на смену формы. На четырёх лапах, пусть одна и истерзана в лохмотья, удирать проще. Цепеш торопился, и обращение прошло в раздирающей боли — до подвыва, до хрипа, до проступивших слёз... Игорь не выиграл ничего. Правая рука, ставшая правой передней лапой, всё так же едва сгибалась. В боку всё так же хрипело пробитое лёгкое, и кровь выходила из него с розоватой пеной.

Волк захлёбывался ею, задыхался. Кровь из разорванного лёгкого явно попадала в бронхи, в плевральную полость, скапливалась там. Попытка откашлять её не привела ни к чему хорошему: боль в груди вспыхнула и взорвалась сверховой звездой. С Игорем происходило то, что медики через многие столетия назовут синдромом "влажного лёгкого".  Он умирал. Обезумевшая регенерация, ослабленная голодом, просто не успевала латать повреждения.

Цепеш на трёх лапах похромал дальше, прочь от ненавистного замка. Впору было возненавидеть оборотней, всех до единого... Это если бы Игорь прямо сейчас задавался вопросами морали и нравственности среди носителей шкур, каким, по здравому размышлению, сам являлся.

Вампира остановил запах крови. Одурительно прекрасный, солоноватый, он мгновенно свёл с ума и толкнул его в сторону. Звериная тропа уходила в густые заросли. Неподалёку совсем недавно проходил крупный хищник, явно волк, и возвращался не без добычи. Вот там, поодаль, он с нею расправился.

Припадая на правую лапу, Игорь подошёл ближе. Жадно лизнул землю, покрытую жидким декабрьским снежком, истоптанную чужими лапами. Всё, что ему досталось — жалкие крохи, солоноватый металл чужого триумфа. О, как страстно, как алчно Цепеш завидовал сейчас более удачливому охотнику!

Нализавшись крови, а ещё больше земли, волк поднял голову и принюхался. Он расслышал шаги. Тяжёлые ботинки топтали сухую хвою, траву и хворост. Что это? Оборотни? Сердце пропустило удар, Игорь замер, готовый вновь рвануться из последних сил подальше от страшного места. Однако в следующую секунду уловил родственный запах.

Вампиры.

На прогалину Игорь вывалился кубарем и нос к носу столкнулся с преследователями.

— Цепеш? Цепеш-младший? Вот дерьмо, выглядишь хреново, парень, — растерялся самый старший из них.

Кто-то попытался схватить его на руки, волк зарычал. Не хватало ему ещё и такого унижения! Отец будет вне себя от того, что непутёвый наследник позволил себя выследить и похитить. Ещё на руках его не таскали, как кисейную барышню. Его, хищника, несколько десятков кэгэ живого веса!

Старший присел рядом на корточки, протянул руку к израненной лапе, но Игорь не позволил к себе прикоснуться: больно.

— Плохи дела. Обернуться можешь? — спросил вампир. — Здесь с минута на минуту могут появиться оборотни.

Зверь нырнул в кусты. Вместо обращения ему хотелось залечь в эти самые кусты и поскуливая вылизывать, баюкать то, во что превратилась его предплечье и ладонь. Но он был Цепеш, поэтому выдержит всё. Перекинувшись, Игорь предстал перед сородичами в чём мать родила.

— Дайте мне плащ, — глухо попросил он.

Один из присутствующих тут же подал ему свой.

— Может, у кого-нибудь и фляга с кровью найдётся? Нет? Понял.

— Надо убираться отсюда, — ответил вампир. — Мы остановились неподалёку, искали.

Цепеш молча последовал за сородичами, отчаянно пытаясь сохранить более-менее приличествующий вампиру его рода облик. Он думал, что неугомонный Морриган свалил куда подальше, спасая свою шкуру. Куда там! Игорь переоценил умственные способности лекаря, потому что недотёпа позволил себя поймать — теперь Цепешам.

— Если кто-нибудь даст мне штаны и пару обуви, я расскажу, почему этого вампира лучше оставить в живых, — обронил Игорь, всё так же зажимая ладонью рану.

+1

16

Что там творилось в паре шагов от него, Бен не видел и не слышал. Все внимание — на собственной шее, которой крайне не хотелось прощаться с головой.
Хотя, если серьезно, видимо, он давно уже эту голову потерял, раз влез в такую кашу. И спрашивается: а нахрена ему все это было нужно? Купил дом, завел даже свою клиентуру. Наслаждался бы  жизнью и откладывал бы золотые. Нет же — решил помочь. И кому? Пленнику оборотней, которые благосклонно разрешили жить на их территории.
Видимо в конкурсе на звание олуха в этот раз выиграл Бен. Все-таки Игорь выбрался из замка и у него даже есть возможность предстать пред ясными очами папаши. А вот у Киарана есть шанс не дождаться возвращения блудного сына домой.
Морриган постарался отвести голову, чтобы хотя бы немного уменьшить давление стали. Сейчас именно она волновала его больше всего. А еще голод, от которого крутило живот и хотелось плюнуть на все опасности и тупо броситься на этого человечишку, который так аппетитно пах целебной кровью.
От мыслей отвлек до боли знакомый голос. Облегченно вздохнул - наконец-то его приключениям закончились: сыночек спасен, задание выполненное. Сейчас его накормят и отпустят с миром. После всех перипетий Бен был согласен и на это малое. О том, что он будет делать дальше без зрения, предпочитал не думать. Да и вообще — были в таком состоянии и свои плюсы: например, он сейчас не видел волосатой задницы Цепеша. Ему хватило и одного раза.
Давление на горло ослабло, чему Бен был несравненно рад.
- Игорь! - радостные нотки считывались в интонации старшего легко.
Бен попытался встать, чтобы соответствовать ситуации: все-таки перед ним, сверкая своими причиндалами, стоял никто иной, а сын САМОГО.
Принял вертикальное положение, скользя спиной по шершавом стволу. Голова закружилась, так что пришлось вновь изображать подпорку этому многовековому дереву. Хотя долго этого не продолжалось. Видимо солдаты восприняли слова патриаршего сына по-своему: раз нужен в живых, значит пленник, обладающей важной информацией. Так что Морригана подхватили, хорошенько встряхнули и взяли под конвой. Хорошо хоть оружие приставили не к горлу, а к груди.
- Саквояж! - вскрикнул Ворон, потянувшись сослепу за своим сундуком и чуть не наткнувшись на острие. Голова кружилась нещадно. К счастью, предметы прыгали не по одиночке, как бывает у тех, кто хоть что-то видит, а все вместе. Вместе с землей. Так что в какой-то момент Бен даже не мог определиться: стоит ли он или уже висит на дереве, подвешенный за ноги. Желудок скрутило и Морриган с трудом подавил рвотный спазм.
- Мне бы поесть, - попытался он обратить свой взгляд в сторону Игоря. Тот, судя по всему, тоже выглядел не лучшем образом и давно нуждался в полноценном обеде, состоящем из трех блюд: человека, оборотня и эльфа. Но кто знает этот род: может у них традиции в предварительном расшаркивании, которое может занять несколько часов. А вот лично у Ворона этого времени не было.
На него шикнули, а чтобы он понял значение этого звука, влепили. Не по морде, правда. И на том спасибо. Но воздух из легких вырвался со свистом, а Беннету пришлось схватиться за свои бедные ребра, оседая на землю. Человек ехидно засмеялся. 
Пару раз Ворон попытался подняться с четверенек, но вновь возвращался обратно.
- Блохастая шавка, - процедил Бен, когда смог вернуть себе способность дышать. Он думал, что сказал это достаточно тихо, вот только старший обладал, судя по всему, хорошим слухом. Ворон вновь взлетел вверх. Спина уткнулась во что-то мягкое, волосы сжал тугой захват, а шея вновь встретились со старым знакомым — мечом.
- Надеюсь, молодой господин, - услышал Морриган прямо над своим ухом, - этот пленник действительно ценен, чтобы тащить его в лагерь? Может его здесь и оставить — рядом с его знакомыми перевертышами?
Движения у горло ясно дало понять, в каком состоянии его собираются тут оставлять.

+1

17

Чистые вещи, сложенные в аккуратную стопку, ему подали. Одеваться одной рукой да ещё и с болью в груди оказалось непросто, но Цепеш молча отверг сомнительную помощь. Что ему действительно не помешало бы — это вмешательство в естественный ход событий, весьма грустный для организма, умелого лекаря. Такого, например, как Морриган, но тот сам выглядел откровенно паршиво. Краше в могилу кладут.

— Игорь! — искренне обрадовались ему.

— Игорь-Игорь, — проворчал вампир, прыгая на одной ноге в попытках просунуть вторую в штанину.

Кровь быстро испачкала рубаху, но Цепеша-младшего это не беспокоило от слова совсем. Главное, что он теперь не разгуливает с голой задницей перед толпой. Этого достаточно, чтобы почувствовать себя лучше.

Между тем, многострадального Беннета вздёрнули на ноги, не потрудившись прислонить к вертикальной поверхности или хотя бы усадить обратно на землю. Бессердечный Игорь тоже не распорядился обращаться с лекарем поделикатней, его занимал вопрос, где бы перехватить свежей крови. Более того, её источник маячил перед самым носом, щекотал чувствительное, обострённое голодом обоняние.

Человек. Игорь смотрел на него, как на драгоценный сосуд, и кровь мелкими шажками, пятясь самоустранилась, хотя далеко не ушла.

— Саквояж!

— Отдайте, отдайте ему этот клятый саквояж, — устало отмахнулся Цепеш.

Вампир обернулся в поисках того, второго, кто пах не только лекарственными травами и человеческой породой, но и страхом.

— Снимаем лагерь, — коротко распорядился он на правах сына Патриарха.

— Что прикажете делать с этим?

В этот неблагоприятный для комплиментов момент Морригану приспичило признаться в любви всем Цепешам в частности и тому, что тыкал в него колюще-режущими предметами, отдельно:

— Блохастая шавка.

"Молчал бы ты, Морриган", — с безграничной усталостью подумал Игорь.

— Надеюсь, молодой господин, этот пленник действительно ценен, чтобы тащить его в лагерь? Может, его здесь и оставить — рядом с его знакомыми перевертышами?

— Нет, — остановил Цепеш.

Очень вовремя остановил, надо сказать, потому что ленивый ручеёк крови грозил превратиться в кровавый фонтан из перерезанной глотки. Того, кто держал Беннета, его страдания явно забавляли. Не сказать чтобы они трогали Игоря, но тот спас вампиру жизнь. Это чего-нибудь да стоило.

— Обезглавить всегда успеем, — рассудил Волк. — Он помог мне бежать.

— Он и так обязан был это сделать, — возразили ему. — Ты сын Патриарха.

Морригана душевно повозили спиной о недружелюбную древесную кору.

— Этот не испытывает перед Цепешами ни почтения, ни страха и плевать хотел на моё прямое родство с Патриархом.

— Тем более, прирезать и дело с концом!

— Нет, — сухо оборвал Игорь, потихоньку теряя терпение, чему немало способствовала боль. — Это лекарь. Пусть руку соберёт и убирается на все четыре стороны.

Он опять поискал глазами человека и нашёл его между двумя вампирами, наблюдающим за этим спектаклем. Дальше сдерживать жажду не имело никакого смысла: Цепеш поманил человека к себе, и тот, разумеется, не спешил идти. Его вытолкнули, не позволив удрать. Волк обошёл человека кругом, обхватил за шею.

— Спокойно, — прошелестел Игорь.

У того подкосились ноги. В шею человека быстро и точно вошли звериные клыки, и солёный багрянец устремился в пересохшее горло. Пил Цепеш долго, жадно... Это непередаваемо экстатическое чувство — когда боль отступает.

Едва Игорь разомкнул хватку, несчастный рухнул на землю. Вампир знал, что не осушил его полностью — попробуй выпить пять литров крови за раз! — но дальнейшая судьба жертвы Волка мало беспокоила. Обернувшись, Цепеш обнаружил, что Беннета обыскивают, не слишком церемонясь.

+1

18

В какой-то момент Бен понял, что не в состоянии стоять на ногах. Ватные конечности ощущались как нечто желеобразное, без костей и хрящей. Неровен час  - и вампиру ничего не надо будет делать: Ворон сам напорется на лезвие. Чтобы предупредить это — схватился здоровой рукой за держащего. Но все это — просто рефлексы. Сознание уже смирилось с тем, что перед ним — Цепеши. Сильные, здоровые, а главное сытые  вампиры с целыми конечностями. Победители — если судить по сожженной деревне и захваченному замку.
Игорь пытался его защищать, чем крайне удивил Морригана. Бен старался отфильтровать шум, стоящий в ушах, и понять, с какой интонацией это говорит патриарший сынок. Как никак первый случай, когда представитель этого варварского рода проявляет милосердие. Жаль, что нельзя было еще увидеть эту морду...
Услышанное не особо понравилось.
Ну а что он хотел? Чтобы ему подарили жизнь за то, что он там кого-то откуда-то вытащил? Фигушки. Он нужен, чтобы лечить гребаную руку гребаного волчары.
Сил на гнев не было, так что Бен лишь посильнее вцепился в вампира, сглотнул и посмотрел туда, где, по его предположениям, должно быть небо.
-Это лекарь. Пусть руку соберёт и убирается на все четыре стороны.
Вампира слова заинтересовали. Хорошие лекари в эти времена были на вес золото. А лекари, способные лечить вампиров, тем более. Был ли один род, который относительно успешно это делал.
Вампир принюхался.
Слишком молод был пленник. Подозрительно молод.
- Ты действительно можешь собрать ему руку?
Бен не сразу сообразил, чо вопрос был задан ему. К тому же пришлось потратить немного времени, чтобы прикинуть свои возможности. Обещать того, что неосуществимо, Морриган не любил. Но что они имеют сейчас?
Да фактические ничего. Есть голова, но она трещит от боли. Есть одна здоровая рука. Ею ни кости не вправить, ни осколки не убрать. При хорошем, а главное своевременном питании вторая рука, с учетом раны, подживет не раньше чем через неделю. За это время рука Игоря срастется и, чтобы ее лечить, придется ее вновь резать и очищать от гниющих осколков. И это при условии, что зрение к Морригану вернется. Но в этом он не был уверен. С таком проблемой он сталкивался впервые и опасался, как бы последствия были необратимыми.
Вампиру надоело ждать, он надавил на меч и еще раз повторил вопрос.
- Нет, - прохрипел Морриган.
Толчок в спину придал направление полету, в который и отправился Ворон. Встреча с землей была болезненной, но зато желанной. Бен обнял ее, как дорогую гостью, и фыркнул, выплевывая комочки, попавшие в рот.
В воздухе запахло свежей кровью. Ворон чуть приподнялся, опираясь на здоровую руку. Раненая уже давно вылетела из перевези и тянулась за ним окровавленной тряпкой.
Морриган провел раскаленным языков по сухим обескровленным губам.

Легкий знак старшего, и один из вампиров занялся обыском. С Беннета сняли перевязь, прощупали карманы, в которых, кроме платка, ничего не было. Приступили к осмотру сундука.
Но, пожалуй, впервые Морригану было на это наплевать. Кто-то вышвыривал из сумки его склянки и баночки, они разбивались, пахучая жидкость наполняла воздух новыми ароматами, но даже сквозь них Ворон чувствовал кровь, которая звала.
Первые признаки анемии коснулись конечностей. Рука не слушалась, и все-таки он, извиваясь телом, пытался ползти. Но то, что он называл движением, на самом деле бултыхание на месте.
Чья-то пятка вновь придавила к земле.
Вампир, занимающийся обыском, что-то принес своему начальнику. Неприменую вещиху — подарок отца, с которым Бен виделся не так давно: кожаный кошелек с несколькими монетами. Кошелек с эмблемой Воронов.
- Игорь, а ты уверен, что он действительно хотел тебе помочь, - монетки в подброшенном кошельке звякнули. - Ты же знаешь, какие у нас отношения с этим родом. А ты — слишком лакомый кусочек для всех наших неприятелей.
Вампир огляделся, оценивая состояние присутствующих. Человек, опустошенный, но еще не мертвый валялся в траве. Воронье отродье копошилось под каблуком. Игорь — хмурной, но немного посвежевший после порции крови проявлял верх неблагоразумия.
- Идите к замку, - приказал он своим людям. И дождавшись, когда она уйдут, приблизился к Цепешу.
- Игорь, я достаточно давно знаю твоего отца. Ему сейчас нелегко. Он стал патриархом в сложное для нас время. И ему нужна поддержка. Твоя! - он говорил медленно, стараясь не давить на молодого вампира. - Ты должен быть образцом для всех. Забудь про сантименты!
Действительно, с этим волчонком надо было бы поговорить по душам. Возможно он не понимал того, что с этих пор его положение в роду изменилось.
- Твой отец был в бешенстве узнав, что тебя схватили. И вопреки советам он пошел тебя спасать. Так иди навстречу к своему отцу как вампир, который сам выбрался из плена. Сам, Игорь! - мужчина повысил голос, но затем вновь заговорил тихо. - А не с помощью этого .. калеки. Не хватало еще, чтобы заговорили, будто ты спелся с враждебным родов, чтобы в тебе видели предателя! Теперь ты не просто сын Доминика Цепеша. Теперь ты — сын Патриарха, его наследник. И должен этому соответствовать!

+1

19

Морриган ответил "нет", чем немало усложнил Игорю жизнь. С одной стороны, Волку действительно требовалась помощь профессионального лекаря, с другой — вампир хотел, чтобы Беннету сохранили жизнь. Чтобы он убрался, пока жив, относительно здоров и абсолютно — не по частям.

— Нет? — переспросил Цепеш обернувшись.

Пока суть да дело, Беннету стало не до ответов. Препятствовать обыску Игорь не имел никакого желания. Только когда в воздухе густо запахло какой-то отравой, он брезгливо поморщился и едва не расчихался. По-звериному острое обоняние возмущалось такому насилию.
У Ворона оказалось несколько интересных вещичек, свидетельствующих его принадлежность к его роду или непосредственную связь как минимум. Компромат, вот как это называется.

— Игорь, а ты уверен, что он действительно хотел тебе помочь? Ты же знаешь, какие у нас отношения с этим родом. А ты — слишком лакомый кусочек для всех наших неприятелей.

— Уверен, — твёрдо ответил Цепеш.

— Идите к замку, — отослал сородичей собеседник.

Когда вампиры отошли в сторону, Игорь добавил:

— Хотел и помог. Я должен в подробностях описать, как это происходило? Или описать в красках, во что мне превратили господа в шкурах? Плеть, дыбу? Если бы этот недотёпа хотел меня прикончить — успел бы это сделать. Раз так –дцать. Единственная его вина в том, что он связался со мной.

— Игорь, я достаточно давно знаю твоего отца. Ему сейчас нелегко. Он стал патриархом в сложное для нас время. И ему нужна поддержка. Твоя! Ты должен быть образцом для всех. Забудь про сантименты!

— Забыл. Он... — Волк кивнул на Морригана, лежащего на земле, — может обладать ценной информацией, которую ещё предстоит из него вытянуть. Допросите Вороньё. Он знает больше, чем подаёт виду.

Волк цепко, внимательно наблюдал за собеседником. Высматривал признаки понимания на лице. Оказалось, зря высматривал, потому что вампир разразился такой тирадой по части родства и кодекса родовой чести — весьма своеобразной, надо сказать — что Игорь беззвучно заскрежетал зубами. Цепеш-младший терпеть не мог, когда с ним пререкаются не по делу. Когда по делу — ещё можно снести. Хотя и эти-то слова звучали оскорбительно.

— Я сам разберусь со своим отцом, — с металлом в голосе проговорил Игорь.

Подняв голову, он посмотрел собеседнику глаза в глаза, как делают хищники, оспаривая авторитет. Без пяти минут вызов, да ещё и в адрес того, кто превосходит его по опыту и возрасту. Цепеш-младший играл на последнем, что у него оставалось — на авторитете Цепеша-старшего.

— Ты не хочешь, чтобы мой отец знал о подробностях случившегося. Он и не узнает, пока я не скажу. Если я не скажу. Ты будешь молчать, это приказ. Морриган будет жить, это тоже приказ. Я виноват в том, что со мной случилось, и только я несу за это ответственность в полном объёме. Дальнейшие рассуждения на эту тему считаю неповиновению родовой власти. Это всё.

Отредактировано Игорь Цепеш (14.09.2015 10:59:36)

+1

20

У вампира были свои причины не допускать представителей других родов к патриарху. Смена власти, пусть даже она происходит по всем правилам и с молчаливого согласия большинства, всегда потрясение. Небольшая трещина, которая либо зарастет, либо начнет расти, кровоточить. И здесь главное вовремя обнаружить заразу, чтобы не допустить гноения. А Джонсонов вампир опасался. Не потому что враги, не потому что им были подвластны древние науки, способные поднять на ноги даже мертвого. Они — именно та зараза, которая под маской благочинства способна проникнуть вглубь рода, чтобы отравить его. Провокаторы —  вот как вампир их назвал бы. Сколько родов сгинуло в никуда и лишь из-за того, что они позволил Джонсонам приблизиться к себе, из-за того, что поверили в их слабость и миролюбие.
Допросить. Вампир бы с удовольствием это сделал, если бы не пара проблем. Слишком юн был этот вампир, а значит он не может владеть той информацией, которая нужна была ему лично.
Игорь был таким же сопляком. И идиотом, раз тк легко попался на удочку этого вороньего отродья.
Гнев рос, а вместе с ним высвобождалась сила. Разве можно за это винить старого кровососа?
Он давил на окружение, на Игоря. Но не он был главным объектом. А тот червяк, все еще копошащийся под пятой.
Бен чувствовал, как земля пропиталась кровью. А еще он чувствовал одуряющий запах человеческого тела. Тело еще было живое и в нем пульсировала кровь. Кровь — это все, что он сейчас хотел. Вот только сил сопротивляться давлению на спину не было. А вскоре к этому физическому весу добавилось давление воли. Ментальная защита — надежный друг и товарищ, начала отражать удары, забирая последние силы и дарую очередную порцию головной боли.

И все-таки Цепеш решил показать зубы. И кому? Тому, кто был соратником его отца? Щенок! И все-таки вампир смолчал, погасил силовое поле.
- Дальнейшие рассуждения на эту тему считаю неповиновению родовой власти. Это всё.
-Хорошо, - он уступил. Поднял руки в примирительном жесте. - Раз ты говоришь, что его надо допросить, то тебе действительно лучше самому поговорить об этом с отцом. Уж он-то знает толк в допросах. Выудит и то, чего этот, - махнул головой вниз по направлению к Ворону, - даже и не знает.
Нога убрана со спины чужака.
- Нам пора возвращаться в штаб. Но мой тебе совет: если ты действительно хочешь отблагодарить этого лекарешку, то сделай это так, чтобы он не мучился, - вампир достал меч и вручил его Цепешу. - Наш лагерь — не для таких калек, как он. Да и будущий допрос вряд ли ему придется по вкусу. Ждем тебя!
Он скрылся за деревьями, предоставив Игорю самому решать, что же выбрать. В конце концов тащить неприятеля на себе вампир не собирался.

Все происходящее доносилось до Бена фрагментами. Слова отрывками пробивались сквозь шум в ушах. Движения считывались болезненным сотрясением воздуха.
Рука немела, не в силах уже сдвинуть отяжелевшее тело. Ноги тоже в этом деле не были помощниками. Сердце, до этого бившееся учащенно в попытке прогнать по сосудам остатки крови, теперь замедляло свой бег.
Не так давно Бен мечтал  лишь о том, чтобы напиться и уйти отсюда. Сейчас он уже думал о том, чтобы просто уйти или уползти — в общем, покинуть эти места. Пусть в качестве полутрупа — пусть. Все-таки у обескровленного вампира больше шансов при определенном стечении обстоятельств вернуться к жизни, чем у обезглавленного кровососа.
Он в детстве слышал истории про род Цепешей — этих отчаянных вояк, которые натиском брали деревни, брали города и крепости; которые не знали страха и не знали пощады. Они могли убить за дурное слово, косой взгляд. Послов, пришедших с хорошей новостью, они лишали голов. С плохой — сажали на кол. Конечно, если кол не пронзит сердце, вампир не умрет. Однако боль никто не отменял. И за все это время, пока тупое острие под весом тела протыкает внутренности, начинаешь молить о скорейшем завершении подобных мучений.
Но в рассказах няни и других вампиров все это воспринималось как сказка, которая была слишком далеко и слишком нереальна. Сейчас же Бен понял: все это реально. Страшно реально.
-Ты боишься своего отца, - полувопросом сказал он. Точнее даже не сказал, а прошептал, когда вампир ушел.
Обескровленные губы еле двигались и Бен вообще не был уверен, что Игорь его услышит. Тем более Морриган так и продолжал лежать лицом к земле.
Игорь смог поставить старшего вампира на место, сославшись на власть отца. Но что он сможет противопоставить самому отцу?
- А ведь весело было, правда? - он попытался улыбнуться. Улыбка получилась натянутой, хотя воспоминания об этой длинной ночи действительно были приятными.- Одна твоя голая задница чего стоит!
Он засмеялся. Правда, вместо смеха — приглушенный звук.
- Кстати, возьми мой саквояж. Там есть приборы, которыми можно прочистить твое легкое. Думаю, тебе они помогут. По крайней мере на трупах мне удавалось успешно провести данную операцию, - чистосердечно признался он. Однако все эти слова отняли слишком много энергии.
- Надеюсь, у тебя хватит сил сделать все одним ударом.
У самого  Бена их уже не было. Не было сил даже доползти до человека, который был в нескольких шагах от него. Так что потеря головы не воспринималась уже чем-то страшным. Скорее — вполне логическое завершение данного приключения.

+2

21

Игорь машинально принял меч в левую руку. Рукоять легла в ладонь привычной, такой приятной тяжестью. Цепеш-младший умел этим пользоваться.

Игорь опустил глаза, чтобы рассмотреть, что за клинок ему подали. "Пламенеющий". Фламберг. Меч, проклятый католической церковью наряду с арбалетами как негуманное оружие, противное Господу. Как будто какое-то другое орудие смерти угодно Всевышнему!

Вампир оставил Игорю фламберг, не предназначенный для добивания умирающего противника. Для этих целей больше походит панцербрехер или мизерикорд. Зачем тяжёлый двуручник? Рассчитывал, что у измученного Цепеша сил не хватит на смертельный удар? Что выскочка из Воронов ещё помучается?

Игорь рассматривал Беннета сверху вниз, обдумывая не только сказанное, но и состояние Морригана. По здравому размышлению, сородич говорил жестокую, но правду. Тетешкаться с Вороном в лагере Волков никто не будет. Его с большим удовольствием посадят на кол или придумают ещё какую-нибудь забаву.

— Ты боишься своего отца, — прошелестел Беннет.

— Боюсь, — просто ответил Цепеш-младший.

Он "забыл" добавить, что умирает от страха от мысли о том, как поступит отец, узнав о его неудаче. Причём боялся Игорь не боли — её-то он мог перетерпеть, — а разочарования. Страшно разочаровать вампира, на которого ты всю сознательную жизнь равнялся и стремился быть похожим.

Вампир присел на корточки рядом с Морриганом. Раскалённый клубок в груди подпрыгнул от такого варварства и разлился под рёбрами расплавленным свинцом. Больно. Дыхание сорвалось, голос мгновенно сел. Перевернуть Беннета едва-едва хватило сил.

— А ведь весело было, правда? — вымученно улыбнулся Морриган. — Одна твоя голая задница чего стоит!

— Ты акцентируешь слишком много внимания на моей заднице, — пробормотал Игорь, пытаясь оценить травмы на теле вампира.

Цепеш-младший ничего не смыслил в медицине. Волк умел отнимать жизни, но не спасать их. Доживёт ли Беннет хотя бы лагеря?

— Кстати, возьми мой саквояж. Там есть приборы, которыми можно прочистить твое легкое. Думаю, тебе они помогут. По крайней мере на трупах мне удавалось успешно провести данную операцию.

— Но я не труп, — сердито оборвал Игорь, коротко покосившись на человека, всё ещё лежавшего без чувств на промёрзшей декабрьской земле. — Не думаю, что кто-то из наших умеет пользоваться той целебной чушью, которую ты выдаёшь за великое мастерство.

— Надеюсь, у тебя хватит сил сделать все одним ударом.

— Заткнись, будь так любезен, — "вежливо" попросил Цепеш. — Не поднимешься сейчас на ноги — останешься здесь навсегда. Я тебя на руках таскать не буду.

Волк оставил тяжёлый меч и подтащил к Беннету человека. У Игоря вновь открылось кровотечение, но это не имело сейчас никакого значения.

— Давай, — севшим голосом проговорил вампир, радуясь тому, что никто не видит его состояния. — Человек всё равно не жилец, если оборотни найдут — добьют за предательство или малодушие. Да, ещё: в лагере постарайся не трепать языком попусту.

Цепеш прислонился к дереву, чувствуя смертельную усталость. Что в действительности сводит вампиров в могилу? Нежелание бороться за свою жизнь, зубами выгрызать у мира право в нём остаться. Игорь сделал много ошибок, но он Цепеш. Он сумеет всё исправить.

Отредактировано Игорь Цепеш (18.09.2015 13:17:43)

+1

22

Бояться отца. Вполне нормальное состояние. Бен тоже боялся отца, когда спорил, отстаивал свое право в 13 лет покинуть родовое гнездо, чтобы продолжить обучение, чтобы познать техники лечения, которыми пользуются другие народы. Боялся, когда встречался с охотниками за головами. И в этот период он не был уверен, что хочет добраться до дома живым. Страх представить перед родителем пойманным, униженным был сильнее страха смерти. Поэтому удирал, скрывался, убивал сородичей, решившим вернуть его главе ветви. Боялся он отца и во время последней их встречи. Но страх этот был особым. Он мог заткнуть свою гордость, подстраиваясь под тех, кто обладал нужными ему сведениями, но именно гордость жаждала признания главного человека в его жизни — отца. Видимо, такова участь всех сыновей.
-Не думаю, что кто-то из наших умеет пользоваться той целебной чушью, которую ты выдаёшь за великое мастерство.
Сил ответить уже не было. Будь бы Морриган в лучшем состоянии, он бы поведал Волку, как иногда обычная чушь способна вылечить человека. Вот только последний вряд ли признается в своей тупости, так что скорее всего все отнесет либо к божьей благодати, либо к дьявольской помощи. Все зависит от точки зрения. Если выжил ты — то это милость, если твой враг — то происки бесов. Сколько талантливых людей, великих врачевателей погибли на кострах просто из-за того, что смогли проникнуть глубже в самую суть человеческой природы. Пару лет назад на костре погиб друг Морригана, а сам он лишь чудом избежал огня инквизиции.
Теплая плоть человека согревала руки. Не в силах совладеть со своим голодом, Бен, кажется, прокусил тому руку. Лишь постепенно, прокладывая себе путь следами клыков, дотянулся до горла. Кровь текла по губам, а он не мог даже пошевелить языком, чтобы направлять ее. Но смоченные в животворящей жидкости клыки, уже пробуждали к жизни. Он приспособился, захлебывался, но глотал сладковатую кровь бывшего пьяницы. От приложенных усилий, от отступающего голода кружилась голова.
Беннет продолжал пить даже тогда, когда человек уже не подавал признаков жизни. Горьковатый вкус крови — и незабываемое чувство, когда организм вновь начинает работу по восстановлению. Но такие раны так быстро не восстанавливаются, да и крови было не так уж и много. Для вампира, который не ел неделю, который сам полностью обескровлен, это чертовски мало. Игорь пытался его заставить идти, но ноги все еще не обрели способности двигаться.
- Я устал. Я чертовски устал.
Было ли это признание? Вряд ли. Это лишь Бену казалось, что он произнес слова, на самом деле, он смог лишь еле заметным жестом отмахнуться от Игоря.
Однако видимо желание жить оказалось сильнее желания погрузиться в сон. Он должен был встать, чтобы вновь заставить биться сердце, чтобы вывести организм из анабиоза.
Приходилось прикладывать усилие, заставляя ноги двигаться. Шел вслепую, ведомый Игорем. О том, как выглядела их парочка, — даже не думал. Достаточно того, что Морриган ощущал взгляды других вампиров, их аккуратные попытки незаметно пробить его защиту.
Его свалили в каком-то углу, где он и проспал достаточно длительное время. Была ли это ночь или несколько дней — вряд ли бы он смог сказать точно.
Разбудил яркий свет, бьющий в глаза. Вампир недовольно поморщился, попытался закрыться, но тут же вскочил. Предметы не обрели четкости, но и не были представлены лишь силуэтами. Он видел. Этого было вполне достаточно для того, чтобы осознать всю прелесть своего пробуждения. Однако разговоры вампиров у палатки дали понять: ничего хорошего его здесь не ждет.  Участь была определена: либо его добьют, если он не придет в сознание, либо заберут с собой в качестве пленника, чтобы пытать. Тело, уже побывавшее в руках палача и в камере пыток, не хотело повторения. Так что выход напрашивался сам собой: надо бежать!
Он все еще чувствовал слабость, рука представляла собой развороченную рану, но по крайней мере больше не кровоточила. Поэтому улучив момент, Бен покинул свою тюрьму и неблагодарный род, с которым Джонсонам еще ни раз придется столкнуться в схватках.

0


Вы здесь » КГБ [18+] » Другое время » [декабрь 1606] В тени сомнений...