КГБ [18+]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [19.10.2066] И с рассветом пришло безумие


[19.10.2066] И с рассветом пришло безумие

Сообщений 31 страница 52 из 52

31

- Лабиен много кому и чего позволил. Многим дарил свободу, перспективы, жизнь. И так же легко отнимал это всё, смахивая разменные фигуры с шахматной доски. Если пешка не выполняет возложенных на неё функций, то ей проще пожертвовать, чем ждать, что она вдруг однажды пригодится.
Ответ последовал не на слова эльфа, а на его мысли. Цепеш посчитал нужным ответить, ведь не было ни для кого секретом способность волка, если кто-то думал так нагло рядом с Домиником, он отвечал всегда.
- Таким, как старый гад, надо быть полезным постоянно. Не забудь.
Цепешу было даже интересно – сколь долго эльф сможет быть интересным Лабиену? Пару дней? Месяцев? Лет? Десятилетий… Было бы обидно, если эльф погибнет очень быстро. Зря он что ли такой крюк делал и шлялся по лесам по просьбе Паука?! Зачем, вот, он Максу? Для красоты что ли…
- Вот и не сомневайся. Он решит так, как посчитает нужным. А документы, что я передал тебе, он заказал до того, как ты у нас потерялся.
Возможно, что Максимилиан и правда просто передумает на счёт остроухого, уничтожив его, как только тот ступит на его владения. И Цепеша он послал на поиски, чтоб он точно нашёл эльфа и доставил Максу. И тогда Паук собственноручно открутит тому голову, и это будет правильным решением. Таким же правильным, если Макс сохранит жизнь остроухому.
- Я не Лабиен, чтоб разбрасываться такими дорогими подарками, как свобода. Можно сказать, что тебе просто не повезло. Бывает.
Упрямство эльфийки, оказывается, не имело границ. Так самоотверженно идти по выбранному пути, даже когда показывают все нехорошие перспективы. Это даже можно назвать непроходимой глупостью. Пообещать бы ей свободу, дать возможность верить в будущее, а не оглядываться с опаской на любое своё действие. Она бы стала хорошим воином, сильным бойцом. Но не умел Цепеш обнадёживать кого-то. Так же, как и не любил лгать. Говорил правду, как есть, считая, что пусть уж лучше горькая истина, чем дарить надежду кому-то понапрасну. Эльфийка заслуживала по крайней мере хотя бы честного ответа, без иллюзий. Будущего у неё не было, но она могла прожить достойно настоящее, возможно, изменив что-то в грядущем.
- Вот, переоденешься в форму солдат моего войска. Так тебя будут принимать, как свою, как равную, не считая тебя пленной.
Комплект новой, ещё упакованной, формы лёг на край кушетки, на которой сидели эльфы. Один комплект. Для Трандуила Доминик ничего не припасал, считая, что не его это дело. Лабиен просил целого эльфа? Вот, получите, распишитесь. Об его одежде никто даже не заикался. Пусть спасибо скажет, что вообще не раздел эту чёртову крысу старого гада. А девчонка теперь принадлежала Цепешу. Мало ли, свои же солдаты примут её за врага, или ещё хуже – местную шлюху. Ну и разбирайся потом, кто прав, а кто виноват.
- Вечером я с отрядом выступаю в сторону армии Лабиена. Ты пойдёшь со мной. Сможешь пригодиться в походе. Покажешь верную дорогу.
Приказал вампир, вставая со своего места, и направился к выходу из фургона. Дальше эльфы разберутся сами. Цепеш дал возможность эльфийке уйти, но она осталась. Если побежит теперь – пристрелят по дороге. А если уж удастся ей уйти… так пусть идёт. От Доминика не убудет из-за неё.
- Сейчас – отдыхайте. Пока не будет обратного приказа.
С этими словами Цепеш покинул эльфов, направившись теперь на поиски Дикона. Кажется, его уже давно держали под стражей, ожидая визита патриарха. Волку даже интересно стало, что Дикон МакГахан такого интересного сможет сказать патриарху, чтоб тот не прикончил его сразу…

+7

32

Он все понимал и, если судьба снова окажется благосклонна к нему, а вместе с ней и Лабиен, то Трандуил не отступит. Жизнь и свобода в это неспокойное время были слишком дорогими подарками, чтоб можно было разбрасываться ими средь войны и хаоса творившегося вокруг. Ему снова давали шанс, с документами в конверте. Свободу, о которой сейчас мечтают десятки запертых неподалеку эльфов, в сущности таких же как и он, но с другой стороны слишком отличных от него же. Они видели в услужении вампирам низость недостойную, до которой опуститься не позволяла им гордыня, и взамен которой более подходящим вариантом для себя они представляли гниение в темном подвале. Слишком гордые, слишком. И не понимающие, что пришло время меняться. Мир не стоит на месте, и только эльфы застыли вне времени, так стремительно бегущего вперед.
Трандуил вновь погружался в свои мысли, прокручивая в памяти произошедшее за предыдущие день и ночь, вспоминая все слова, что были сказаны и услышаны им. Обещания Леголасу. Все было предельно просто - следовало быть полезным кому-то. Но для начала выжить после встречи с старым кровопийцей и эльф планировал сделать это. Смерть, что совсем недавно дышала ему в затылок, когда он размышлял о своем возвращении в лагерь вампиров, тенью ночной отступила перед лучами утреннего солнца, оставляя на земле лишь жалкое напоминание о себе.
- Да, господин Патриарх. Я все понял, - Трандуил коротко кивнул в знак согласия и вновь перевел взгляд на Регинлейв. Слова ее отчего-то были сложными для понимания, ведь эльф не знал радоваться ему или же грустить по этому поводу. С пониманием, что говоря это, племянница сама отказывается от свободы, все более подступала тревога. Так не должно было быть. Это не для ее хрупкого и сияющего образа - стоять подле вампира, что гасит ее свет своей силой, держать оружие, сражаться за него и однажды, быть может, совсем скоро, погибнуть. Только из собственного упрямства и потому, что она "дала слово". И это ее "слово" будто провело черту и выстроило целую стену, преодолеть которую отныне не представлялось возможным.
Совсем глупая и непонятная обида захлестывала его сердце, отчего Трандуил снова злился. Он опустил взгляд, сжимая в руке конверт отданный ему Цепешем, и даже не обращая внимания на то, что мнет и комкает сейчас свою свободу. И только приказ патриарха отдыхать заставил его очнуться и подняться, вспоминая при этом то, что обычно говорили солдаты.
"Так точно." - только и успел подумать эльф прежде, чем кровопийца покинул фургон оставляя их с племянницей наедине. Трандуил обернулся к девушке, глядя на ту сверху вниз. Он угрюмо молчал, чувствуя, как холод вновь касается его сердца, ледяными иглами проникая внутрь. Он не хотел прекращать этого, ведь так было привычно. Но вместе с тем, желание проверить силу незримой стены внезапно выстроенной его сознанием оказывалось сильным. Эльф сделал шаг вперёд, вновь восстанавливая малое расстояние между ними и холодная волна гнева взметнулась в его глазах.
- А был ли и правда выбор у тебя, если ты дала слово? - голос его понизился до бесцветного шепота, когда Трандуил все же отвел взгляд от лица племянницы и опустился на место, снова присаживаясь на лежанку рядом с родственницей, - Ты пришла сюда, чтобы помочь брату. Чем теперь ты сможешь помочь ему?

Отредактировано Трандуил (22.05.2015 06:43:37)

+7

33

Три шага от стены к стене, пять – из угла в угол.

Крыса, лениво развалившийся на лежанке без матраца, вяло двинул веками, переводя взгляд на входную дверь. За ней стояло два охранника. Конвоиры, блять. И сам Дикон тут был, как заключенный.
Одна из многочисленных комнатёнок, которым предназначалось стать тюрьмой для будущих остроухих рабов, сейчас стала его персональной темницей.
Нашивки, разговоры, оружие… Пришедшие были из Корпорации, а значит дело дрянь.
Первые полчаса МакГахан даже думал о том, чтобы улизнуть, перекинувшись в крысу. Благо, щели в полу и расстояние между решетками на стене было таким, что пролезла бы и полуметровая хвостатая тварь. Добраться до ближайшего населенного пункта. Через лес. Опасно – без чудо-талисманов, которыми снабдил рыжего тот маг-алкаш. Можно заблудиться до самых морозов, или, того хуже, попасть в руки к эльфам. Но это все были мелочи по сравнению с тем, что мог устроить представитель от Корпорации непутевому исполнителю, развернувшему несанкционированную базу…
Кстати, а где он? Этот самый представитель.
Крыса недовольно заворчал, сверяясь с часам и устраиваясь удобнее. Конечно, его не предупредили, сколько придется ждать. Как и, собственно, чего нужно ждать. Оружие и ремень отобрали, шнурки заставили снять. Настоящая ностальгия по тем временам, когда Дикону приходилось застревать во второсортных кутузках по нескольку раз в месяц. Оборотень медленно выдохнул, закрывая глаза. Нужно было попытаться убить время чуткой дремотой, пока чертов представитель Корпорации, заявившийся в его логово, не сочтет нужны притащить свой зад к МакГахану.

Крыса больше не дергался. Чем больше проходило времени, тем меньше мандражило, хотя первые полчаса были настоящим адом.
Три шага от стены к стене, пять – из угла в угол. Прислушаться, что делает охрана за дверью. Снова посмотреть на решетки на окнах.
Хана, пиздец, выхода нет, грохнут, точно грохнут…
«Нет. Сбежать всегда успею…» - а время продолжало тянуться, как долбанный «Бабл-гам», и с каждой следующей секундой Крыса жаждал все сильнее, чтобы открылась дверь, и в эту сраную узкую комнатенку зашел весь из себя такой важный хер с полномочиями представителя, блять, Корпорации. Вот бы Крыса посмотрел, как будет этот мегаважный хуй ютиться на трех квадратных метрах и пытаться разложить свои важные документишки на коленке.
Дикон даже довольно разухмылялся очередному витку скучающей мысли, когда шаги в конце коридора заставили его собраться.  Не столько потому, что кто-то шел: здесь много ходили. Но только сейчас надавило так, что захотелось глубже вжаться в металлическую сетку и не отсвечивать.
«Нет уж, хуй тебе! Неизвестный представитель!..» - для того, чтобы собраться, понадобилось время и стиснутые зубы. Отпустило, ровно настолько, чтобы не дернуться, когда скрипнула дверь. Охраны за ней, к слову, прибавилось, а вошедший кровосос продолжал давить, распространяя вокруг себя гнетущую атмосферу безнадежности и власти. Коридорная лампа светанула в глаза, и Дикон поморщился, прикрывая их ладонью, но не двигаясь с места.
«Да уж… Не Гавайи, не релакс… Спасибо, что напомнили, ребята…»
- Ну?!. – дружелюбно поприветствовал вошедшего Мак-Гахан, - Как денёк? Все уже посмотрели, чо хотели, м? Или провести персональную экскурсию?..
Подрываться со своего лежбища Крыса не спешил, как и расшаркиваться в долгих представлениях. Раз этот вампирский хрен здесь, значит знает, к кому пришел. А раз так – то пусть глаголит. Вот только глаза неохотно привыкали к новому освещению и это напрягало.
- Дверь закрой, с той стороны. Свет мешает, - недовольно буркнул Крыса.

Отредактировано Дикон МакГахан (23.05.2015 01:25:26)

+7

34

Ну не повезло, значит не повезло. Регинлейв вообще не везет эти дни. Если так подумать, многим эльфам не повезло гораздо сильнее, чем ей.
Короткий взгляд на пакет и кивок. Конечно она будет показывать дорогу, без нее там и дороги-то может не оказаться.
- Да, сэр, - это уже в удаляющуюся спину. Отдыхать? Интересно, как скоро вампир вернется обратно возмущаться тем, что они тут расселись? Или того хуже - разлеглись. Спать-то как хочется опять.
Эльфийка потерла висок и перевела взгляд на разозленного чем-то Трандуила. Вот что ему-то не так, а? Ведь сам служит кровопийце, пусть другому, но все же. Жестокие слова его вновь пробудили в сердце притушенный было гнев. И она с трудом удержалась от ответной отповеди. Вовремя прикушенный язык не позволил выдать чужую тайну.  Но и совсем молчать наверно не стоило.
- Выбор был - остаться собой или стать кем-то другим. Только вот этой другой, не держащей слово и бегущей при первой же возможности, нужны ли братья, как думаете, милорд? - с трудом сдерживаемая ярость плескалась в глазах. "Вам ли, приведшему врага в дом своего брата, упрекать меня?!" Регинлейв поднялась с лежанки и, прихватив пакет с выданной формой, шагнула за перегородку. Еще не хватало злить кровопийцу нерасторопностью. Изодранные куртка и туника сброшены. Живот - черен от побоев. Торопливое прощупывание - нет, внутри вроде все цело. Вот только одно ребро похоже треснуло. Или сломано, то-то дышать было трудно.
- Уйдя в лес - я бы ничем не смогла помочь уж точно. - Туника пущена на тугую повязку, уж перетянуть себе ребра она может. - Без оружия, милорд. Я не справилась с кучкой наемников с дубинками, а теперь тут оставляют хорошо обученный и вооруженный отряд. Да, для Вашей охраны, но вряд ли они оценят мои попытки проскользнуть мимо них в подвалы за братом. Пережидать? А не решат ли скучающие вампиры устроить охоту на болтающуюся рядом эльфийку. Кто их упрекнет в случае чего? Даже если запретят ловить сразу, то потом, после ухода старшего... Это предложение было похоже  на людские игры, когда ловят зайцев или кроликов, держат в клетке, а потом отпускают - свободен, беги. Только бежит он по узкому коридору, а следом ему спущена свора. И второй раз меня никто не пощадит, ибо не держащий слово - не стоит пощады.
Ремни и застежки поддаются пальцам не сразу. Хорошо, что эта одежда так похожа на людскую, что-то почти не изменилось со временем. Старая убрана в тот же пакет.
- При любом раскладе меня ждет гибель, но лучше уж погибну я, а не трусливая тварь, дрожащая под кустом.

+4

35

Как много она говорила. Рассказывала о причинах, отчего поступила так, а не иначе, и Трандуил слушал ее. Не перебивая, внимательно, ловя каждое слово сказанное девушкой из-за ширмы и все пытаясь понять, что же здесь не так. Что смущает его в речах племянницы, и почему непреодолимо хочется, чтоб она замолчала. Эти объяснения были не нужны ему. И как хотелось сейчас повернуть время вспять, чтоб не знать того, чем родственница огорошила его накануне, чтоб все вернулось на свои привычные места, а боль по утрате Иримэ снова жгла его сердце, не давая опомниться. Разорвать бы эту нить, пока еще не прочную, но такую яркую, которой все равно суждено исчезнуть, растворившись в воздухе после ухода Регинлейв с отрядом Цепеша. Забыть бы об этой ночи и всех разговорах, вот только не выходило и именно это так злило Трандуила. Не то, что племянница будет служить вампиру или же, что не ушла, когда была возможность, а только лишь то, что перед воспоминаниями он оказывался бессилен и теперь ему придется проводить ее и попрощаться, быть может, навсегда.
Эльф встал с места, спешно шагнул к перегородке, из-за которой уже выходила девушка, и остановился, замерев на месте, глядя на родственницу. Той незримой стены, что он мгновение назад рисовал в своем воображении, не было. Регинлейв стояла близко, теперь одетая в форму отряда патриарха.
"Зачем ты снова прощаешься со мной? Зачем твои слова каленым металлом жгут мне душу?" - мысленно задал он вопрос, но не более, продолжая молчать и копить в душе гнев на самого себя и свое бездействие, что оказывалось губительным и порождающим омерзительную, даже в мыслях, жалость к себе. В бездействии нет жизни, там нет надежды и остаются только лишь слова прощания перед долгой дорогой, в конце которой есть смерть. Он было двинулся вперед, сократить и без того малое расстояние между ними, но вместо этого, сделал короткий шаг назад - осторожный и медленный, будто в воду зашел - продолжая неотрывно глядеть на эльфийку. Слова не сказанные жгли его изнутри, болью утраты отражаясь во взгляде. Не страшно умереть самому. Но страшно потерять еще кого-то, кому готов довериться в самый тяжелый час. Остаться одному. Снова. Как это было те многочисленные дни и ночи до этого. Ведь одинок Трандуил был всегда не потому, что кто-то не принимал его, а лишь оттого, что сам он хотел этого, отгораживаясь ото всех. Потому что так было проще.
- Цепеш опасный вампир, - вдруг произносит он, сглатывая горечь несказанных слов, что копилась на языке, и едва заметно улыбается, отходя еще на шаг в сторону, - Доминик Цепеш - чистокровный вампир, возраст около семисот лет, - заученные, по настоянию сарого гада, слова, - Властный, не сдержанный, это ты уже успела заметить. Он воин. Среди хаоса битвы, отнимая жизни и одерживая победу, он чувствует себя лучше всего. И пусть дни твои подле него будут долги, а звезды горят немеркнущим вечным светом, ибо отныне прожив один день, следующего ты можешь не увидеть.
Трандуил тихо хмыкнул, вспоминая, о чем сам думал совсем недавно и что его самого, возможно, ждет очень скорая смерть, к которой он также, как и племянница готов, и от которой он не побежит. Даже имея в руках свободу.

+5

36

Регинлейв едва не вздрогнула, обнаружив дядю рядом с перегородкой. Вот ведь, оплошала, не услышала. На миг почудился в его взгляде отблеск той луны и показалось, что он хочет что-то сказать. Но Трандуил отступил и речь его была о суровом настоящем. "Цепеш. Доминик Цепеш, вот как." Когда-то давно наставница рассказывала небрежно слушающей девчонке что-то о Цепешах. Но тогда, в мирной и тихой их жизни, это казалось чем-то лишним и ненужным. И теперь она могла вспомнить немногим больше того, что рассказывал сейчас ей дядя. Однако почему-то грозные слова вызывали не страх, а некое подобие азарта у привыкшей совершенствоваться в военных науках эльфийки. Верно она и правда безумна, как шептались о ней в общине, раз нет в ней стремления рыдать о горькой участи. Только желание научится новому и стать искуснее в деле войны.
В руке зажата руна смерти, невесть как сохранившаяся в одном из карманов куртки. Почему именно она оказался там, а не что-то нужное, эльфийка и сама бы не смогла ответить. Наверно когда последний раз задавала вопрос, сунула надоевшую за последние несколько дней деревяшку и забыла. Разжав ладонь она взглянула на древний символ еще раз и еле заметная улыбка тронула губы.
- Благодарю за доброе напутствие, любезный родич, - пальцы стиснулись на кусочке ясеня, а взгляд снова в глаза Трандуила. - Не скажете ли, кому именно и за что Вы вернулись мстить? Ведь те, кто ушел с Вами и бил в спину, все остались у того особняка. Никто не вернулся.
Она не очень ждала ответа, ибо уже нашла его для себя, но все же хотелось, чтобы дядя хотя бы попытался ее разубедить. Регинлейв славилась умением делать верные выводы, основываясь на весьма скудных данных, а потому, в тех редких случаях, когда она все же ошибалась, переубедить ее бывало сложнее, чем согнать ишака с минарета.
Невесомо проскользнув мимо Трандуила она снова опустилась на лежанку, на этот раз забравшись на нее с ногами. Сапоги брошены рядом - единственное, что осталось от прежнего одеяния, представить, что у вампиров найдется обувь на ее ножку, было сложно. "Уснуть. Вот прямо сейчас и до трубы Хеймдалля..." Мечты, несбыточные и пустые. Скоро снова в бой,  в котором она, скорее всего, не уцелеет.

+5

37

Искать Дикона пришлось не долго. Спросив у первого попавшегося офицера об исполнителе, Доминик получил точные указания, куда идти, сколько он там сидит и несколько слов о его личности, что Цепеша удивило: с чего бы такая информированность командиров? Оборотень-крыса, как интересно! Крыса в Корпорации. Звучит двояко, и смысл разнится. Можно было просто отправить его на Алмазный Берег, в Комитет Безопасности. Там бы разобрались, сделали всё, как надо. Но вампиру было очень интересно взглянуть на того, кто так нагло пренебрегал законами Корпорации, законами, которые писал и он тоже. Умён ли он или непроходимо глуп? Место содержания оборотня больше было похоже на тюремную камеру. Цепеш вспомнил, что не распоряжался, где именно следует держать МакГахана, и видимо подчинённые Доминика рассудили всё по-своему, надёжно припрятав виновника торжества за железную дверь с решётками.
«Откуда на этом заброшенном заводе вообще такие помещения?»
Перед дверью в камеру хранения, то есть, пока что просто – содержания, заключённого, Доминику вручили в руки какие-то странные документы.
«Уже дело шьют? Чего так быстро? Надоел он что ли кому-то из наших?!»
Цепеш недовольно поморщился, сунув бумаги в руки тому же, кто их только что ему вручил. Вначале надо во всём разобраться. Подумаешь, эльфов в заключении он держит. Мало ли, может они напали на представителя Корпорации, а он их всех изловил и запер до востребования. И правильно сделал. А то эти шустрые твари слишком многое о себе возомнили. Взять даже ту эльфийскую бабёнку. Злая какая-то, упрямая до высшей степени, ещё и рот открывает, когда не просит никто. И эльф, тот, за которым Цепеш сюда и приехал. Важный, весь из себя, почувствовал свободу, сучья тварь. Убивать таких надо. Брать и убивать, а не носиться с ними. Ишь ты, спасать его, ха! Как только распахнулась дверь в камеру, Доминик подумал и о том, что не только эльфы тут слишком говорливые, но и остальные тоже языком почесать любят совершенно без дела. Рыжий не удосужился даже встать.
- А чего тут смотреть-то? Вроде и так всё видно.
Цепеш остановился посреди крохотной комнатки, вскользь осмотрев исполнителя. Заодно осмотрел и лежанку, и стены и даже потолок, который оказался каким-то внезапно низким. Для чего на заводе такие комнаты?..
- Ну, рассказывай.
Фразу про дверь Доминик пропустил, многообещающе улыбнувшись заключённому. Сделал оставшиеся полтора шага до лежанки и, пододвинув немного оборотня, устроился рядышком на жесткой койке, обнимая Дикона.
- Откуда эльфы. Где взял. Сколько стоят. Купить можно? А на АБ, м?
Доверительный оскал вампира, как считал Цепеш, однозначно располагал оборотня к разговору. Исполнитель ожидал что? Правильно. Что придёт сюда какое-нибудь клеркоподобное чудо-юдо, спрашивать всякое станет.
- А то понравилась мне тут парочка эльфийских сучек, а самому ловить-то лень. Знаешь, вот как бывает. Лень вот – и всё, что теперь делать-то?...
Тяжко вздохнул патриарх, заставляя крысу сильнее провалиться в его объятья. Бережно хлопнул исполнителя по плечам, принудительно разворачивая того лицом к себе. И заглянул в глаза, ухмыльнувшись.
- Сколько нынче стоят эльфы на рынке. На нелегальном, мать твою, рынке.

+5

38

«Видно ему, видите ли, всё! Глазастый какой!» - оскалился Крыса, осторожно отнимая ладонь от лица и промаргиваясь. Поганая лампа все еще маячила с той стороны двери, а представитель Корпорации как-то неожиданно быстро и уверенно, словно это было само собой разумеющимся, оказался совсем рядом с Диконом.
И сыпал вопросами.
Нехорошими такими, на которые у МакГахана уже успела выработаться аллергия – крыса остро глянул на своего собеседника, продолжая скалится во всю ширь и подобострастно кивая каждому слову. На конопатой роже расплылось глуповатое выражение: желание во чтобы то ни стало услужить такому уважаемому представителю такой могущественной организации - вот что можно было увидеть в глазах крысы.

«Кто ж ты такой-то, сука?!.» - вампир, это точно. Старше Дикона – несомненно. Пришел с мордоворотами из КБ, но не в форме, положенной уставом. Не при галстуке и не в костюме, и без дорогих понтовых цацек вроде запонок. Понятно, что гонять по канадским болотам при полном параде маятно, но слишком уж просто выглядел этот вампир.  Шишка, однозначенно. Кто-то опасный, вопрос, насколько. И что у него в полномочиях: «Аккуратненько надо, б-блять...»

Крыса бы сбит с толку и чуял подставу, но не переставал тянуть губы в широкой радостной ухмылке, словно встретил давнего друга. Подался назад, от пронизывающего взгляда, по-идиотски хохотнул, отмахиваясь от последних слов и выворачиваясь цепких панибратских объятий, и тут же вложил свою влажную ладонь в руку кровососу, принимаясь от души трясти ее в крепком рукопожатии.
- Дикон МакГахан. Кра-а-айне рад знакомству!
Ведь и впрямь, что переживать простому исполнителю. Ну решил подзаработать в долгой командировке, так ведь это и не запрещалось. Да и документы у него – не придерешься.  Правда тот, на чье имя они были оформлены, уже наверняка сгнил где-то в латвийских трущобах, но кому это интересно.

- Да дешево стоят! Сущие копейки! Могу подсказать пару мест, где можно отхватить товар по-дешевке, ничуть не хуже, чем в КГБ! – затараторил Крыса, но тут же испуганно спохватился, поправившись: – Но раздражают, да-а-а… все эти торгаши, которые черт знает, что подсунут, да еще и налогов никаких не платят. Ублюдки эдакие… Или, может, мы…
Влажно выдохнул Дикон, придвигаясь ближе к проверяющему. Заговорщицки подмигнул:
- А может, ко мне пройдем, м? У меня и выпить чего есть, не фуфло какое, и закусить чем. Дела порешаем, расскажу, что тут и как. Заодно и презент обсудим, от меня лично, разумеется – хоть пару, хоть пяток остроухих сучек. Мне ж для хорошего чело… вампира ничего не жалко! А то я смотрю что-то не заладилось у нас, недоразуменьице вышло. Я ж не абы кто, контрабандист какой, а тоже на Корпорацию работаю.
«Сожри это, и переходи к делу… Не расстреливать же ты меня сюда приперся, за этих гребанных остроухих! Бывают нарушения и похуже... Кто ж ты, мать твою, такой и что хочешь?!» - но глуповатый исполнитель, который умудрился вляпаться в неприятную историю и теперь неуклюже пытался из нее выкрутиться, должен был думать о другом. Волноваться и обильно потеть, стуча зубами, поэтому Дикон почти сразу выбросил эти мысли из головы, поднимаясь с лежанки.

- А ваше-то имя как, чот я подзабыл! – скорчил виноватую рожу. Стрельнул глазами к выходу и мысленно ругнулся. Среди злых мордатых солдафонов сразу обнаружился давний знакомый – принципиальный хрен, который лет десять назад на все попытки его подмазать только и цеди сквозь стиснутые зубы: «Это что, взятка?!» Что только в Канаде забыл, за каким чертом его сюда принесло… И не его одного, но разглядывать остальных Дикон не стал: «Похрен, не они тут важная шишка,» - МакГахан пытался вспомнить вампира. Наверняка же видел, наверняка где-то мелькала эта угрюмая рожа, которая больше подошла бы какому-нибудь головорезу, а не уважаемому представителю Корпорации.
- Заодно и документики бы посмотреть. Ваши, - все еще услужливо, но с нажимом закончил Крыса, и снова глянул в сторону двери, на этот раз настороженно и цепко. Потому что не понял, отчего на этих словах из коридора покатился раскатистый ржач.

Отредактировано Дикон МакГахан (27.05.2015 02:34:37)

+7

39

- Я тоже. Рад.
Вампир доверительно улыбался, не сводя взгляд с оборотня. Тот представился, будто бы и не понял, что патриарх знал о нём уже чуть больше, чем сам Дикон. Доложили, отрапортовали, собрали сведения. Не прекращая улыбаться и не выпуская руку крысы из рукопожатия, вампир рассматривал собеседника. Придирчиво. Внимательно. Изучал.
- Ну, раз дешево они у тебя стоят – так показывай товар! Посмотрим.
Цепеш подумал о том, что или оборотень его уже узнал и теперь пытается водить за нос, или не узнал, но тоже пытается навязать свои правила. Забавно. Кто сказал, что Доминик играет по чужим правилам? И всё же…
- Показывай тогда, если стоят дёшево. Мне как раз дешевые эльфы нужны. Особенно, если не хуже, чем в КГБ. Это, считай, на сколько выгодней тут купить их, чем тащиться в Клуб, оформлять бумаги... Так же, верно?
Надо было бы для верности добавить что-то типа «то, что вы скажете – будет использовано против вас в суде». Но, согласитесь, это очень, очень скучно!
- А па-ашли! Покажешь, расскажешь. На что ловишь, где, как. И объяснишь, чего это ты в своих отчётах Корпорации ничего про эльфов не упоминал.
Довольно ухмыльнулся Цепеш, не торопясь вставать со своего места.
- Вот видишь, оба на Корпорацию работам, это мы, выходит, сослуживцы с тобой, во! А с сослуживцами у меня всегда разговор короткий, так-то.
Доминик остановил взгляд на столпившейся у входа кучи офицеров КБ.
«Чего они тут все забыли? Делать нечего? Всю картину портят только».
Не нравилось вампиру это столпотворение из военных. Не на руку.
- В смысле – откупишься. По-свойски. И если меня всё устроит, то отпущу.
Комнатка была слишком мала, даже развернуться негде. Глянув на Дикона, Цепеш поднялся с места, лениво потянувшись, и подошёл к крысе ближе, опять решив наградить того дружескими объятиями. Свой же, оборотень-то.
- Имя-то? Моё? И забыл?! Да ладно! Или мы не знакомы? Какое упущение!
Наигранно удивился патриарх. Задумчиво помял костлявое тельце в крепких объятьях, окончательно отпустив оборотня. Он спрашивал имя, а древний ещё не успел наиграться в только что придуманную им самим забавную игру. Надо было бы представиться. Цепеш задумался об этом, и только раскатистый хохот подчинённых, пронесшийся слишком нервно и быстро по всему коридору, заставил вампира вернуться к делу. Точнее – к документам.
- Документы, так документы. Вот, держи. Смотри. Не помни только.
Предупредил Доминик. Порывшись по карманам, Цепеш вытащил ксиву, свидетельствующую о том, что рожа на фотографии в документе принадлежит второму главе Корпорации. Надо сказать, что других документов вампир с собой и не возил. Его и так все знали, а этот прихватил, считая, что пригодится, если Лабиен всё-таки решит ввести войска Корпорации, прибывшие в Канаду, в войну с эльфами. Как говорится, здесь должно быть всё по уставу. На мировой арене вампиры привыкли играть честно. Мало ли, кто посмеет придраться, а тут – всё законно и правильно.
- Доминик Цепеш. Моё имя. Не признал что ль? Богатым буду, значит.
Вампир конечно же не верил в какие-то там приметы. Но богатым был.
- Так мы что, пойдём? Взятку обсудим. Как говорится – неподкупных тварей не бывает! Бывают маленькие взятки. Но ты-то найдёшь, что предложить!
Цепеш распорядился, чтоб охрану с помещения сняли, и уточнил, что теперь сам возьмёт под контроль это дело, и сам во всём разберётся.
- Мне б Аляску. Или Курилы. Но рассмотрю и твои варианты. Как говорится – всегда открыт любым предложениям! И парочку эльфов, в придачу. Так сказать – трофеи. Дочери подарю. Младшенькой, она у меня красавица…

+6

40

Она тихо проскользнула мимо, словно легким ветерком коснулась его руки, а в голове эльфа звучал ее вопрос. Племянница желала знать о мести, о том, что вело его из земель вампиров обратно домой и мысли о сем не давали ему сломаться. Трандуил непонимающе глянул на племянницу через плечо. Он медлил, раздумывая, что бы сказать. Пауза тянулась тонкой струной, которую, казалось, стоит задеть и она зазвенит, пробудив ото сна что-то забытое, что горечью и желанием удовлетворить прихоть осядет на губах. В мести каждому из своих собратьев ранее ему виделась жизнь и в иные времена весь смысл его существования сводился к этому. Наказать тех, кто столь долго насмехался над ним, наказать всех и каждого, кто не видел в нем равного и, в конце концов, наказать всех тех, кто оставил его там, в стен особняка Рейли. Вот только, именно благодаря последнему, он наконец почувствовал, каково это, когда тебя уважают и ценят.
Эльф улыбнулся, опуская взгляд и оборачиваясь к Регинлейв лицом.
- Для чего тебе знать это? - он хмыкнул, вновь глядя на девушку, -  Предательство мое тебя не столь интересовало, как сейчас, кому же и за чем моя месть.
Трандуил снова умолк, в паузу роняя вздох, тяжелый и напряженный. Он колебался в решении рассказать, вспоминая ее жест, когда заслышав о мести, девушка отстранилась от него, и отчего-то подозревая, что Регинлейв не нужны его объяснения. Но наравне с этим, ему вспомнилось и еще кое-что. Лунный свет, нерешительно пробивающийся в узкое окно, освещая серебро прядей волос племянницы, что ловко перебирали ее пальцы, складывая в косу. И слова. Ее слова о том, что недоверием своим она не намерена оскорблять его. Так что же изменилось?
В глазах его более не было гнева и злости, привычно укрывающих душу. Но воздух вокруг вдруг снова будто загустел, сворачиваясь комком в горле.
- Ты говорила, что прощаешь мне предательство наших собратьев, так прости и это, - голос был ровен, спокоен, будто бы разом избавившись от всего напряжения, что до этого момента окружало эльфа. Он сделал плавный, текучий шаг по направлению к племяннице, не отрывая взгляда от ее лица, - Мои мотивы сложно понять, Регинлейв. Да, и думаю, стоит быть откровенным, я не намерен оправдываться.

+4

41

Для чего знать? Ну может хотя бы для того, чтобы не думать о любезном дядюшке уж вовсе скверно. Обхватив колени подрагивающими от усталости руками, Регинлейв рассматривала Трандуила, снова ушедшего от ответа. На что она рассчитывала, в самом деле. Не станет он с ней откровенничать. Да и вряд ли смог бы внятно объяснить свои мотивы. Сложны для понимания? Обычно подобными фразами прикрывают собственное незнание. Или что-то уж вовсе нелицеприятное.
- Предателем можно оказаться по самым разным причинам. Я ведь тоже теперь предательница. А вот желание мстить - это неумение прощать. Вы ждете от меня того, в чем отказали другим.
А еще в этом требовании простить виделась новая насмешка над теми ее словами. Но это осознание уже не принесло гнева. Душу будто выжгло и подернуло холодным пеплом. Наверно она действительно смешна и нелепа во всех своих порывах и надеждах. И сейчас понимание собственной никчемности уже не ранило болью. Глубины отчаяния сменились холодным равнодушием. Эльфийка слегка дернула плечом.
- Я Вас простила, только... - короткий взгляд из-под ресниц. - Зачем Вам мое прощение, если мстите Вы не нашей семье и общине.
Регинлейв зажмурилась и прислонилась затылком к стенке фургона. Разговор не имел смысла, все действия дяди лишь подтверждали ее догадки, но не кидаться же на Трандуила с кулаками, в самом-то деле. Он еще получит свое наказание, а ей нужно хотя бы чуть-чуть придти в себя перед походом сквозь лес, кишащий фанатиками. Дрема мягко оплела сознание, унося уставший разум в блаженную тьму забытья.

+4

42

От того, что было написано в документах непонятного хмыря, накрывающего узкую комнатенку неповторимым вампирским флёром давления, у МакГахана натурально задрожали пальцы. Скрывать этого крыса не стал, как и своего удивления. Шумно сглотнул, вздергивая вверх брови. Как-то на автомате полез в карман забатистовым платком – ах да, дьявол! Это же гребанный 21, а нихрена не 18 век! – и стер со лба пот ладонью.
«Что он обжиматься-то лезет?!» - с раздражение подумал оборотень. От такого проявления дружелюбия теперь, когда МакГахан прочитал ровные строчки на ксиве, натурально бросало в холодный пот, а по загривку ползли неприятные мурашки.
«Пробил-таки, сука…» - из привычной шкуры услужливой мелкой сошки выбило моментально и влазить в нее обратно было боязно. Сейчас МакГахан был бы не прочь оказаться тараканом, из тех, что щемились по углам этого забытого богом заводика.

- Уф… - озадаченно выдохнул Дикон, протягивая кровососу документики обратно.
Всю жизнь крыса старался держаться подальше от всей этой верхушки, и, возможно, именно поэтому умудрился дожить до своего преклонного возраста. Теперь же все летело к черту: мелкий кровосос из Лабиенов, патриарх Цепешей. Первый благополучно слился решать свои проблемы где-то на Алмазном Берегу, да и черт с ним, с этим сопляком, чтоб он там подох, неудачник хренов! Второй, по слухам, откручивал голову каждому второму встреченному им людю или нелюдю.
- Сослуживцы, да-а-а… - растерянно протянул крыса и неожиданно встряхнулся, радостно оскалившись, - Богатым! Ну еще бы! Вот уж не знал, что такие гости, да пожалуют ко мне! А то я б подготовился получше! И взятку, да-а-а!..
Запел Крыса привычным услужливым фальцетом, как будто ему только что оторвали яйца.
- Так у вас же, уважаемый, еще и сын есть! – демонстрируя небывалую осведомленность разохался Дикон, - Ему-то наверное, тоже подарочек надо? Нынче как – лучший сувенир из Канады, вышколенный остроухий ублюдок! А у меня они все покладистые… Даром, что стрелами своими шманают и глотки режут, что только в путь. Ну? Пройдемте, господин патриарх? А то тут и впрямь... неуютно как-то.

Охрану Цепеш отпустил, но в коридоре еще ошивалась пара "волков", бросая нехорошие взгляды, и Дикон так и не решился выйти из своей камеры раньше, чем это сделал Патриарх. Дернется еще рука у кого из... этих, скажут, что так и было - дырка промеж глаз у крысы, а своя шкура Дикону еще была дорога. «Да хватит думать о всякой хуйне!!!» - мысленно рявкнул на себя оборотень и засеменил рядом с вампиром, указывая дорогу.
- Шутки у вас, господин патриарх! Ха-ха! Обхохочешься! Умора! Я же сошка мелкая, куда мне с вами, чистокровными, тягаться, да земли делить. Но кое-что на память подарить могу… Секу-у-ундочку терпения – вот тут нам налево надобно завернуть…
«Что он успел увидеть? Что будет делать? Реально взятку возьмет?!.» - глуповатый исполнитель корпорации, вляпавшийся по своей тупости в дерьмо, должен был сожрать подобное и не поперхнуться, а значит, и сам МакГахан сейчас не имеет права высказывать сомнение в словах вампира.

Дикон чутко прислушался к происходящему за одной из дверей. Там должны были развлекаться с остроухими суками, но за дверью стояла подозрительная тишина. Недотепы-наймиты шкерились по каким-то таким углам, что Дикон увидел по дороге всего двоих, да и те поспешили отвести взгляды и куда-то смыться, пока на них не обратили пристального внимания. Значит, уже были в курсе, кто пожаловал к их нанимателю. Хреново. «Интересно, до утра останется хоть один? Или предпочтут свалить?!» - нужно было торопиться к «кабинету». Самые ушлые уже наверняка успели покопаться в шмотье крысы в поисках денег. Дикон злился все сильнее – само появление такой фигуры, как патриарх, на поле рушило все планы, а ведь еще неизвестно, не оторвет ли башку самому крысе прибывший в Канаду Цепеш.

- Как с эльфами-то воюется, м? Мои-то остолопы так, рвань, не чета вашему отряду. Поди уже по дороге-то всех поперезали? Вы уж шипко-то не пугайте моих оболтусов. Идиоты они. А это, как известно, не лечится… – посмеивался Дикон, не пряча в голосе легкую нервозность, - Мы тут на разведку ходили давеча. Так остроухие со своими стрелами четверых умудрились положить. Дикари, сука! Напали из укрытия, а мы всего-то по лесу шли. Агрессивные твари. Но трусливые… И тупые. Уж господин Патриарх-то, наверное, всю войну за неделю закончит!..
МакГахан вывернул шею, подобострастно заглядывая в лицо вампиру – сверкнул глазами, широко оскалился, и толкнул дверь в свою берлогу, приглашающе вскидывая руку.

Отредактировано Дикон МакГахан (07.06.2015 19:04:13)

+6

43

- Два сына, и две дочки. Для симметрии, ага. Признанные дети, которые.
Поделился важной информацией Цепеш, зачем-то улыбнулся, добавив:
- Ещё сынишка был, но подох где-то у Джонсонов. Слышал-то про зомбянку из ЦИЭМа? Вот её и подхватил, как говорили. Сам я не проверял – дела.
Мало того, что там нарисовался Лабиен, Доминику-то чего делать было возле этого проклятущего учреждения? Он в это время активно открывал дела на всех участников, соучастников и проходивших мимо учёных, проведя полдня и почти целую ночь за стенами Комитета Безопасности. Были дела поважнее, чем находиться на месте преступления. А сын… ну что сын? Не первый, чай, и не последний, даст бог, как говорится. Тем более, не нравился он Цепешу…
- Старший сын, уже какой год зарится на Канаду, но это не из-за эльфов. Говорит, леса тут шикарные, столько древесины. Да и вообще, место хорошее, земли. Но, понимаешь, тут Рейли сидели. А теперь их нет. Убили.
Продолжал свои объяснения патриарх волков. Серьёзно говорил, важно.
- Так что – остроухих он себе сам наловит. На свой вкус и цвет.
Неудобное помещение Цепеш поспешил покинуть, прихватив с собой оборотня. Он говорил об эльфах, покладистых эльфах, и Доминику это нравилось. Хоть кто-то общался на языке патриарха, а не так, как Лабиен – откопал где-то этого ублюдка остроухого, Трандуила, и таскается с ним. Хотя, надо сказать, эльф попался говорливый. Говорил чётко, правильно, умел настаивать. Говорил на языке, понятном Доминику, и даже не запинался. Умно говорил, Цепеш так бы не смог. И от этого ещё больше злился на эльфийское отродье. Как мог Лабиен позволить идти рядом с собой остроухому?! Они же вампиры, зачем рядом эльфы, если не в качестве рабов? А Дикон говорил всё так, как хотел слышать Доминик. Правильно, эльфов надо ставить на место, а если не ставятся – ломать, избивать до полусмерти, давить, или убивать, которые не способны подчиняться. Большинство эльфов, встреченных Домиником в разное время, лепетали на своём языке, и, может быть, говорили даже умно и правильно, но Волк-то их не понимал!
- Да я как-то… шутить и не умею.
Серьёзно заявил Цепеш. Это было правдой, патриарх волков шутить вот совсем не умел. Его шутки понимали разве что Лабиен, ну и покойники тоже.
- Так что, взятки рассматриваю только те, которые мне нужны. Остальное не беру, я же не коррумпированный чиновник, зачем мне какие-то там взятки?!
Цепеш всегда придерживался мнения, что если взятка слишком мала, то такое лучше вообще не брать. Замараешься ещё на какой-нибудь мелочи, вот зачем ему такое счастье? Он же вампир уважаемый, как и положено. Дикон всё вёл куда-то, Доминик шёл за ним следом, не особо понимая, зачем ему вообще идти? Здесь всё было ясно. МакГахан превысил свои полномочия, натворил неизвестно что, ещё и не докладывал Корпорации про пойманных эльфов. Если бы Цепеш знал сразу, что тут есть пленные остроухие, то отсюда и начал искать Трандуила, а не шатался, как дибил, по всем лесам, пролегающим по маршруту от океана до ставки Лабиена. Такой крюк делать пришлось, и всё из-за какой-то крысы! Пустить бы ему пулю в лоб…
- Никуда твои наймиты не денутся. Всё оцеплено, желающие сбежать – задержаны. Ты не переживай, мы их всех к делу-то приложим. Живыми или мёртвыми. Всякие пойдут. Здесь, понимаешь, как: главное – начать шить!
А уж сшить дело Цепеш точно сможет. Зацепиться есть за что. Свидетелей подогнать – запросто. Вот, эльф Лабиена, чем вам не свидетель? Такой и на суде выступить сможет! И девчонка та, которую Доминик себе забрал, тоже язык вампиров понимает хорошо, заставить её говорить – проще простого.
- Воюется, как обычно. Перерезали только шибко сопротивляющихся. Мы же не эти, не звери, всё понимаем. Значит, говоришь, эльфы на вас напали? А этот, который такой долговязый, вот этот, в общем, тоже сопротивление оказывал при задержании? Откуда он у тебя. Где взял это дерьмо?
Порывшись по карманам, Цепеш вручил Дикону помятый лист бумаги с ориентировкой на Трандуила, присланной ему Лабиеном ещё до высадки.
- Этот вот экземпляр очень интересует. Что можешь сказать про него?

+3

44

- Твои слова звучат, как осуждение. Должно быть, так оно и есть, - эльф легко качнул головой, продолжая неотрывно смотреть в сторону племянницы, а в голосе слышались четкие ноты разочарования. Вот только, в ком? В ней ли, или же, в самом себе? На что рассчитывал он, спрашивая о прощении у девушки, Трандуил и сам ответить бы вряд ли смог.  И нужно ли это было ему, он также не смог бы дать ответа. С момента прибытия его в Канаду слишком многое произошло и поменялось. Планы Трандуила неизбежно оказывались перечеркнуты, а взамен оставались сомнения и только то. Все желания, все чаянья, все цели, стирались под давлением эмоций, перед которым эльф оказывался бессилен. Он желал мести всю свою жизнь. Желал ее тогда, когда оказался среди вампиров. И когда вновь ступил в родные земли он помнил о ней, все также страстно желая увидеть страдания своих собратьев. Но. Когда возмездие вершилось и он глядел в их измученные войной лица, не испытывал того удовлетворения, на которое рассчитывал. Не было ничего, кроме разочарования, что сам Трандуил упорно прятал все глубже, за толстой коркой ледяного ожидания и тенью памяти о своем глупом желании мстить, что так или иначе не давало ему опустить руки и вело вперед, сквозь любые испытания.
«Желание мстить – это неумение прощать», - эльф мысленно согласился с этим высказыванием, но вслух говорить отвечать не стал ничего. В конце концов, совсем скоро дороги их разойдутся и одной Богине ведомо, что случится далее. Быть может, ей посчастливится все же найти свое место рядом с Патриархом и не быть убитой, когда Трандуила ждет что-то совсем уж безрадостное, за то, что он так нелепо там, на поляне, ошибся. Или же, наоборот.
- Может быть затем, что это не так? – вопрос на вопрос, и он отвел взгляд в сторону, в то время, как на лице заиграла улыбка. Холодная и скорее не добрая совсем. Да, и не подходящая сейчас, что в очередной раз могла бы быть расценена родственницей, как насмешка. Поэтому, эльф поспешил спрятать ее от Регинлейв, - Я вернулся в родные земли тогда, когда община ваша уже была уничтожена, и я не рассчитывал, что моему брату, что всегда оказывался лучше меня, будет не по силам уберечь свою семью.
Прозвучало как оправдание.
Регинлейв говорила о прощении и тут же, будто винила его в том, что случилось задолго до его возвращения.  Трандуил посмотрел на свои руки, что всегда боялся испачкать. Обычно в грязи, но теперь, они словно оказывались умыты в крови его собратьев. Эльфов, таких же, как и он сам. И не отмыть теперь было их, как ни хотелось. Он шумно выдохнул, присаживаясь напротив племянницы.
- Общине –да, моему брату – да, его жене и детям – нет, - Трандуил отрицательно мотнул головой на мгновение смыкая веки, и проваливаясь в темноту своей памяти, что весьма услужливо начала рисовать воспоминания о всех неприятностях пережитых за всю жизнь и по вине других эльфов. Их оказывалось не несколько, скорее несколько десятков, но не сотен и не тысяч – это тяготило его безмерно. Это было его наказанием за неосторожность желаний. И правда, зачем нужно прощение, если от тяжелейшего камня награды, что тянет глубже под воду сожалений, оно не избавит.

+3

45

Наверно Регинлейв все же научилась лгать. Хотя бы самой себе. Сумела уверить себя, что ответ дяди для нее ничего не значит. И только когда он сказал, что не приводил врага к ее родной общине, охотница поняла, в каком напряжении натянутой тетивы она пребывала все это время. Как бы неуместна ни была радость в подобной ситуации, но именно ее легкое касание ощутила эльфийка. Чего бы там Трандуил не желал, что бы ни говорил - сделать он ничего разрушающего не успел.  А значит самой Регинлейв не придется вставать на отравляющий путь мести, как бы абсурдно это не звучало. Смешно же - почему-то не возникало желание мстить врагу извне, но тому, кто пытается уничтожать все  изнутри - прощения нет.
- Он сделал все, что мог. Он надеялся договорится. Вы же смогли как-то договорится с ними. Ему не повезло, - прикусив губу она решила не упоминать, что тогда, в тот страшный день не сумела убедить мать уйти с младшими. И едва не поругалась с ней во второй раз  за всю жизнь. И впервые леди Иримэ приказала своей дочери, впервые воспользовалась своим правом родителя. Напрасно Регинлейв вспомнила события той ночи сейчас, чувство вины тут же поспешило опять поймать ее сетью сомнений и горечи. Наверно можно было что-то сделать, найти нужные слова и тогда сейчас напротив дяди сидела бы та, в которой он нуждался. Эльфийка легла на бок, пристроив голову на сгиб локтя и глядя на Трандуила сквозь опущенные ресницы. "Не сидела бы." Здравомыслие проснулось вовремя и весьма. Не сидела бы. Даже если добралась до убежища и не погибла под завалом, избегла лап работорговцев, и сумела найти укрытие, никогда нежная леди не пошла бы на заброшенный завод. Не стала бы вскрывать замки. И резать наемников тоже не смогла бы. Раз богиня так распорядилась, что тут оказалась именно Регинлейв, значит это зачем-то нужно. Тонкие пальцы невесомо касаются дядиного колена. Голос подобен шелесту трав под ветром.
- Не терзайтесь понапрасну, милорд. Вампиры пришли сюда ради своей, а не Вашей мести, - охотница убрала руку и закрыла глаза, позволяя сну вести ее извилистой тропкой душистых трав. - Я... не чую на Ваших руках крови, дядя.

+3

46

А с воспоминаниями не столь приятными пришла и усталость. Все же пережитые события, что прочно переплетались с эмоциями, сказывались и, прикрывая глаза, Трандуил чувствовал, как подступает дрема, настойчиво протягивая к нему свои прозрачные руки и стараясь увлечь в сон. Но было еще не время и эльф противился этому. Когда все будет кончено, когда, добравшись до лагеря вампиров, он будет знать о своей участи, тогда и можно будет отдохнуть. Возможно.
Трандуил уже слышал эти слова от Леголаса. Тот тоже считал, что отец его сделал все, что мог тогда, чтоб спасти свою семью и любимую женщину. Однако, сам Трандуил до сих пор не верил этому, не желая мириться с мыслью о том, что брат его, всегда и во всем лучший, в этот раз сплоховал. Глупо наверняка было думать, что окажись он на его месте, все вышло бы иначе, но гордыня Трандуила твердила именно это и эльф послушно соглашался с ней. Ведь и правда, в мире вампиров, ему удавалось не просто выжить, а еще и не стать рабом. Взгляд его скользнул снова к лицу племянницы, что все же решила воспользоваться отсутствием патриарха и отдохнуть. Она говорила о том, что не чувствует крови и Трандуил непроизвольно сжал руки в кулаки, напрягаясь. Однако при этом не стал отстраняться от ее невесомого прикосновения, что даже сквозь плотную ткань брючины снова будто бы обожгло. Еще там, запертым на заводе, он решил, что эта девушка ему не нужна. А вернее, не нужен ей он и вот, снова это непонятное чувство сожаления об упущенном моменте. Словно в прошлом, которое ныне не вернуть и даже обернувшись, не разглядеть в нем ничего, кроме руин, осталось что-то важное, что-то чего ему так не хватало всю его жизнь.
Эльф поднялся с места и прошелся по фургону. В какое-то мгновение ему показалось, что и дышит он иначе. И мороз, что сковывал всегда его сердце, отступает перед желанием отдаться на волю чувств и глубинных инстинктов.
- Спи, Регинлейв. Перед долгой дорогой нужно хотя бы немного отдохнуть, - отрывисто бросил он через плечо, не оборачиваясь в сторону родственницы. Минутами ранее он спрашивал о прощении у нее же, а еще чуть раньше боролся со своим желанием приблизиться к эльфийке, а теперь, когда она сама протянула к нему руку, предпочел не заметить этого, ссылаясь на несвоевременность. А быть может, и верно оно. Коль суждено будет выжить после предстоящих испытаний и встретиться вновь, они встретятся, а нет - значит, Богине неугодно это.

+3

47

- Напали, ага! – уныло подтвердил Дикон, принимая из рук кровососа мятую распечатку. «Мысли он читает чтоли?..» - мелькнула нехорошая мысль, но циклиться на ней крыса не стал. Это, пожалуй, было бы самым глупым, если и впрямь – читает. А иначе откуда бы отвечал так аккурат вовремя на все внутренние терзания рыжего оборотня этот важный хрен из Корпорации?..
- Этот. Был такой. Есть! – радостно сверкнул глазами Дикон, едва не обнюхивая выданный листок. – Троих к праотцам отправил, еще двоих порезал ножиками своими. Стреляет как бог! В ближке тоже неплох. Скрутили, где-то среди ра… пленных должен быть. Ах да, в отдельной камере он. Проводить?
Листок больше бы не нужен, и МакГахан положил его на край стола, нервно облизав губы. Нырнул в тумбочку, извлекая бутылку какого-то пойла, что пару дней назад отобрал у тупоголовых наемников. Пойло, судя по этикетке, было не совсем говно, а даже если и так, то выпить уже хотелось нестерпимо. Слишком уж мандражило папочку-Дикона от таких разговоров.

- За что дело-то шить, гражданин начальник? – осторожно заудивлялся Крыса, суетясь и предлагая высокому чину единственный относитеьно целый стул в этом бардаке. - Тут ведь война. Или они… нас, или мы их. Меня бы одного и вовсе в первую неделю положили. Пришлось озаботиться безопасностью. Вы уж где-нибудь пометку сделайте, что хреновое ТЗ выдаете: какие тут «мирные аборигены» к чертовой матери, в этой Канаде?! Дикари!.. кроваждные. Так и норовят или спереть чего, или стрелу промеж глаз вогнать. Вот что мне при таком раскладе было делать, м? Отпускать? Пусть дальше кругами ходят, да думают, как бы нас тут всех поперерезать? Или предупреждения предупреждать? Так они ведь и по нашенски толком-то не понимают, только зенками своими зыркают недобро так.
По двум заляпанным кружкам потекло спиртное – Дикон разливал его старательно, с подчеркнутым желанием угодить. Даже рукавом промокнул стекающую по внешнему краю влажную дорожку до того, как подать стакан вампиру.
- Ну, за детей? Я-то сам не отец, но чужое семейное счастье разделяю. Все детям суверниры надо привезти. Скучают. Же. Дети.
Не дожидаясь, пока вампир пригубит пойло или одобрит его импровизированный недо-тост, Дикон отсалютовал мятой жестяной кружкой и от души хлебнул, морщась. «Четверо, значит, минусуем. По минималке. А может и больше. Ну ничего, лишь бы откупиться, а там пусть хоть пол-стада этого остроухого забирает,» - Дикон щурился, пытаясь продышаться после едкого алкогольного вкуса. За спиной в углу зашебутилось под тряпками. Не отрывая взгляда от кровососа, оборотень вслепую нащупал и крепко взялся за какую-то железку:
- И-и-извиняюсь премного, - елейно протянул МакГахан, развернулся, и со злости запустил этой самой железкой в груду тряпок в углу. Раздался слабый болезненный возглас, мелькнула башка со спутанными волосами и острыми ушами, а потом все стихло и грязное рваное одеяло больше не двигалось.

- Охерели в конец, с-суки! - объяснил Дикон, прихлебывая еще. – Так вот, эльф этот…  - кашлянул Крыса. – Вы там с ним поосторожнее. Опасный он. Сначала из леса обещал вывести, а лес тут, как ловушка, всё магия их эльфийская. Обещал, да не вывел. Потом и друзья его подтянулись. И давай стрелами шмалять без предупреждения. Еле сдюжили. Коварная тварь.
Кто такой этот эльф и почему им интересовался человек из Корпорации, Крыса не знал, но на всякий случай решил наябедничать, да побольше. «Тонуть, так не одному! – внезапно, со злостью, подумал МакГахан. – Всех за собой потяну!..» Мысль была мелочной и бесполезной, но серый унылый интерьер этого бокса других не навевал.

+4

48

- Нет, не стоит. Сам нашёл, осмотрел, забрал. Он уже в моём фургоне. Понимаешь ли, Дикон, Лабиену нужен этот сучий эльф. Зачем ему эта падла – не знаю. Так что – разберёмся на месте, пока что остроухий будет принадлежать мне. Я сам доставлю его в ставку Паука. Всё понятно?
Объяснять ещё раз у Доминика не было никакого желания, поэтому он надеялся, что оборотень не совсем глуп и поймёт с первого раза, что нужно.
- Дело-то шить по любому надо. А то много вас слишком, хитрожопых-то развелось. Надо пресекать. Вот тебе, к примеру, что мешало доложить в Корпорацию о возникших затруднениях? Мы бы войска послали, на помощь.
«В этом случае, гад Лабиен не смог бы настаивать на своём, как теперь».
- И дикарей бы ликвидировали враз, захватили бы всех, или уничтожили.
Цепешу нравился такой ход дела больше, чем происходящее теперь. И за это он сильно злился на крыса, подумывая об убийстве оборотня. В расход его.
- Детей? Да, детей. Цветы жизни, или как их там верно называют родители?
Тост Доминику не понравился. Чего пить за них? Взрослые уже, все всё самостоятельности хотят, а ведь без папочки далеко не уедут. Так что, это им стоит пить за патриарха и молиться, чтобы не помер Доминик в ближайшие лет сто. А то Лабиен-то быстро власть захватит, он это умеет делать, точно.
- Скучают.
Кивнул вампир, подумав в то время, что никто по нему не скучает, кому он сдался? Самостоятельные же все, дети, мать их. Или всё-таки скучают?... Цепеш даже не побрезговал, выпив то, чем с ним поделились. На вкус пойло было отвратное, но немногим лучше русского самогона, и на том спасибо.
- Понимаешь, в чём дело, Дикон, мне не нужно это остроухое стадо.
Пришедшее в движение старое одеяло в углу, заставило Доминика насторожиться. У одеяла вдруг появились мысли, правда думало оно на странном наречии, скорее всего – эльфийском. До этого вампир не слышал мыслей кого-то ещё, помимо Дикона, то ли потому что одеяло не думало вообще, то ли оттого что слишком сильно он сосредотачивался на оборотне.
- Это чего ещё за хрень? Ты что, эльфа сюда притащил что ли?!
Возмутился патриарх. Его подозрения оправдались сами собой: выползшие из-под одеяла белобрысые лохмы и острые уши, свидетельствовали об эльфе.
- Зачем тебе тут остроухий? Ты что, ещё и эксплуатируешь задержанных?
Нахмурился вампир и отставил полупустой стакан с мерзким пойлом. Крыс продолжал говорить и, кажется, чувствовать себя начал более уверенно.
- Обманщик тот эльф ещё, значит. Ввёл в заблуждение работника Корпорации, чуть не убил… работника Корпорации. Так же всё было, верно?
Настойчиво задал вопрос Цепеш и внимательно уставился на МакГахана. Лабиен таскался с этим придурковатым эльфом, так почему Цепешу нельзя потаскаться с идиотом-работорговцем?! Конечно, Доминик всё знал. И про торговлю эльфами в обход Клуба, и про сокрытие информации от Корпорации. Читать мысли очень полезно, узнаёшь много нового. Но сейчас Доминику нужно заиметь сильный противовес против Макса, и применить его в самый подходящий момент для себя, и неудобный для Лабиена. На остальное можно пока что закрыть глаза и сделать вид, что ничего не знаешь.
- И вот чтобы не тонуть ни тебе самому, ни с кем-то ещё, всего-то нужно прибыть в ставку объединённых армий и объяснить всё. Как к тебе попал эльф, как он ввёл тебя в заблуждение, напал, чуть не убил. Что это не первый случай нападения со стороны остроухих уродов… Я понятно объясняю?
Доверительно улыбнулся вампир оборотню, потянувшись к бутылке с остатками отвратительного спиртного, чтоб наполнить опустевшие стаканы.

+3

49

«Уже в фургоне, значит…» - свой стакан Дикон выпил залпом, до дна, вяло продолжая кивать словам патриарха. Лот-номер-раз все-таки увели. Очень жаль – теперь придется покрутиться, чтобы вылезти из всей этой истории без долгов. В голову ударил ядреный градус – уже неплохо! – но, не удержавшись, Крыса таки заржал на словах «доложить в Корпорацию».
- Доложить?! Да ла-а-адно тебе, уважаемый-глава-Корпорации! Ко мне бы на могилку, может, и успели эти ваши войска, проверить, глубоко ли меня остроухие закопали! Не в обиду тебе, но пока дойдут, пока у вас там война, пока бюрократы, эти хреновы, вообще почешутся приказ подписать! Да порезали б меня эти дикари н-н-нцть раз, мать их остроухую за ногу!
Крысу несло. Личина туповатого работорговца слетела махом, обнажая глумливый оскал ирландского ревоюционера-контрабандиста. А впрочем… поумерив настроение поерничать напоследок, Дикон внимательно слушал кровососа. Стадо вампиру было без надобности. Взятка тоже. Пел этот кровосос что-то про то, чтобы «другим неповадно было…» Логично, с учетом того, что сидевший напротив него носил фамилию Цепеш. Полный контроль, все по полочкам. Фрики, двинутые на военщине и дисциплине.
- Какая эксплуатация? Лазарет у меня тут. Лежит, отдыхает, пленник-то.

«…подарочек патриарху надо будет все-таки завернуть, как уезжать будет. Подарочки лишними-то не бывают...» - подумал Крыса, в упор глядя на патриарха и взялся за предложенную кружку. С «подарочков», по мнению Крысы, добрели все, даже вот такие вот матерые вояки. Дикон снова кивнул:
- Понятно, конечно. Все расскажу. Чего не рассказать-то! Тем более, что правда. А ставка объединенных армий-то где сейчас? – кашлянув, Крыса сморщился, отставляя вылаканную залпом кружку, и озабоченно добавил, расправляя свернутую на столе карту, - Ну это что бы я не заблудился.
«…а то разное случается теперь, в Канадских лесах. Кто здесь только не теряется, насовсем,» - в присутствии патриарха было неуютно. Сам факт, что древний читает его мысли, напрягал – как будто под кожу лез, наизнанку прилюдно выворачивал. Но раз пока шею не свернул, то, значит, Дикон ему нужен: причина обозначена, ценные указания получены. Объединенная ставка, эльф, нужный Лабиену эльф – все было предельно просто и ясно. Самое время уносить ноги, да подальше от этой самой объединенной ставки. Примелькаться уже целым двум, а если слухи верны, то и трем, прос-с-сти-господи, патриархам, та еще жопа. В которую если уж и влезешь, то молись, чтобы выбраться живым.

- Прибить-то меня не прибьют, господин патриарх? Не все верят-то, наверное, что эти остроухие дикари не такие уж и мирные, как предполагалось, - снова влезать в шкуру незадачливого работорговца, который самоуверенно планирует обвести вокруг пальца самого патриарха, было непросто, но у Дикона пока получалось, хоть и корежило. Все это чертово подавление воли: сбивало с толку, путало мысли.
- А то, может, я письмом все свои доводы изложу, и с курьером это письмо отправлю, м?

+3

50

Цепеш хмуро глянул на ржущего рыжего ублюдка. Ни хрена не понимал крыса. Считал себя продуманным, но продуманным тут был только Волк.
- Вот доложил бы – а потом убивал! Никто и слова бы не сказал, наоборот, премию б выписали. Посмертно, и похоронили бы с почестями. А теперь что? Башку оторвут и в лесок выкинут. Даже закапывать не станут такое.
Оскорбился вампир. Развёл тут свою бюрократию чёртов Лабиен, понимаешь! Армия должна быть мобильной, большой, сильной и действия её должны быть узаконены. А не как теперь – на убийство выпиши разрешение, а потом только убивай. На задержание – тоже. На обыск – тем более. Так же невозможно было работать! И да, Цепеш частенько преступал законы, рисуя свои подписи на важных бумагах, позволяя подчинённым убивать, допрашивать и обыскивать того, кого им нужно. А Лабиен… Ну что Лабиен? Он и знал-то далеко не про всё, что делал Цепеш. Так что – по фигу.
- Отдыхает, говоришь? Что, и трахнуть даже нельзя?
Недоверчиво осведомился Доминик, и поморщился. Мол, что это такое вообще – эльф есть, а трахать нельзя. Зачем тогда, спрашивается, вообще нужен эльф?! Для красоты? А не пидорок ли этот Дикон, случаем? Хотя Лабиену тоже эльфы нравятся. Вон, как волнуется, гад хренов. Самого патриарха Цепешей снарядил на поиски! Аж зубы ломят от возмущения!
- Да проводят же, ты не беспокойся. Доставят в целости, сохранности, под конвоем, как обычно. Ты, разве, не знаешь? И рожа мне твоя знакома…
Вздохнул патриарх, вновь разливая предложенное ранее пойло по стаканам.
- Доставят тебя в ставку, мы тебя допросим. В смысле – ты сам всё расскажешь. Расскажешь ведь? Всё, как было на самом деле.
Доминику было выгодно, чтоб Дикон говорил так, как говорил сейчас. И пусть он лгал – дело не в этом. Он – сотрудник Корпорации, на которого напали эльфы. И как теперь, интересно, Лабиен собирается выкручиваться?!
- Не-е, не прибьют! Таких сотрудников убивать нельзя. Пока. Ты пей, пей.
Настаивал Доминик, пододвигая к оборотню наполненный стакан.
- Конечно, не все верят! И поэтому надо их убедить! Заставить поверить.
Да, Цепеш намеревался заставить верить в это Лабиена. Для этого ему нужен был Дикон. Жертва, пострадавшая от произвола злых и страшных эльфов. Ну как, как эти ушастые твари могут быть безобидными?! Но если даже они таковыми и являются, то просто надо из них сделать страшных врагов.
- Нет, прибудешь лично в ставку. И доложишь всё. Тоже – лично.
Тоном, не терпящим возражений, распорядился старый патриарх. Он заставит Лабиена усомниться в его этом эльфе, что не умеет держать язык за зубами. А МакГахан ему в этом поможет. Подходящая жертва, и даже если что-то пойдёт совсем не так, и прибьёт эту крысу Лабиен, то и не жалко.
- И подарки я люблю.
Задумчиво разглядывая конопатую харю крысы, сообщил Доминик.
- Подарки, а не взятки.
«И вообще, ты мне живым нужен. Хоть кто-то говорит то, что я хочу услышать. Но ты тоже можешь переметнуться на сторону Лабиена. Этому гаду всегда доверяют больше, чем мне. За мной армия, разве не ясно, кому тут надо доверять?! А, быдлу-то не объяснишь. С ними как – к стенке и пулю в лоб. Так для них понятнее. И если этот рыжий тоже вдруг решит начать говорить не так, как хочу слышать я – и его порешу. Лабиен не поможет».
Натянув на рожу довольную улыбочку, патриарх разлил остатки спиртного в стаканы, отставляя опустевшую бутылочку к стенке.

+2

51

Подарки, а не взятки – Крыса прицокнул языком, соглашаясь со всем сказанным, но все-таки выразил определенное беспокойство.
- Шнурки-то с ремнем вернут? А то неудобно будет по канадским ухабам, с конвоем-то шагать. Забрали все, - развел руками Дикон и выразительно оттянул пояс штанов, показывая, что и впрямь, ремня-то нет. – Когда в эту клетушку пихали.
Бутылка спиртного закончилась. Крыса неохотно приложился к своему стакану, желая дотянуть остатки до того момента, пока патриарх не решит покинуть его скромную обитель. Про еще пару бутылок на стеллажах МакГахан старался не думать. Отчасти было жалко. С другой стороны – нихера не зазорно предложить высокому гостю. Но жалко. В отличие от затихшей под тряпьем эльфы.
- Да берите, господин патриарх! Блондиночка. Размер груди третий.  Тощевата, правда. Хоть совсем забирай. Вдруг понравится? Что я, патриарху-то, скажу, м? – ухмыльнулся Крыса, и прошел к горе тряпок. Свистнул, выволакивая девку и подталкивая ту к Доминику. По полу, негромко позвякивая, зазмеилась цепь от самопального металлического ошейника, обхватившего тонкую шею:
– Я же сошка мелкая, мне пленников щупать не положено.

Ухмылка становилась все шире, пока Дикон вытаскивал сигарету из мятой пачки и клацал спичками о коробок. Поглядывал на патриарха – и впрямь было интересно, какие предпочтения у древнего. Пригодится. Для выбора подарочков.

Уточнять, кому именно нужно будет докладывать, Крыса не стал. Коротко кивнул, соглашаясь и затягиваясь дешевым куревом, полез за очередной бутылкой. И без того было понятно, что, возможно, придется засветить свою рожу перед другими такими же древними кровососами, ну а там как кривая выведет. Срезав упаковку у горлышка, МакГахан откупорил пойло и набулькал в стаканы.
- Так что? Обратно в камеру? – отсалютовал Крыса стаканом, продолжая говорить вкрадчиво и бархатно. – Или работника Корпорации не тронут в связи с прямым приказом второго главы? Ходить-то мне по базе не в наручниках придется, м?
Лишний раз встречаться с головорезами Цепеша не хотелось, но деваться от этого было уже некуда. Конвой будет. А вот возможного задушевного разговора в темном закутке завода было бы неплохо избежать. Шкура у Дикона была одна, за что он ее трепетно любил и берёг.

- С дибилами моими чего, допросили уже? – хлебнув из кружки, осторожно уточнил Дикон. Раз ему не собирались отрывать голову в ближайшие пару суток, то можно было и попытаться прояснить ситуацию. -  И с пойманными аборигенами.
«Не с собой же это стадо остроухое потащат Цепеши,» - про раритетные ножи и доспехи эльфа Крыса старался даже не вспоминать. Судя по тому, что эльфийская сука продолжала сопеть под лохмотьями, обыска в конуре МакГахана не было, значит, добро на месте. На секунду Крыса все-таки засомневался, не прихватить ли раритеты с собой, в ставку. Если предыдущий владелец, этот остроухий, чем-то важен для Лабиенов, то можно попробовать подмазать. Наверняка ведь будет разевать пасть, было ему что сказать, этой светловолосой нимфе. Жадность снова пересилила.
Второй глава Корпорации, по слухам, был ровней первому, а значит, ужом виться вокруг остроухой твари смысла нет. Как и вокруг любого из этих дивных мразей, место которых было в клетках, под замком, и пороть, нещадно, за любой чих.
- …и что, в ставке-то, поди, - осторожно продолжил Крыса, натянув на рожу заискивающую лыбу, - …аборигенов по всем правилам женевской конвенции содержат, м? С трехразовым питанием и регулярным медосмотром?..

Отредактировано Дикон МакГахан (02.08.2015 22:11:38)

+2

52

- Новые купишь. Или позаимствуешь у кого-нибудь.
Небрежно отмахнулся патриарх от недостойного его персоны вопроса.
- Значит, всё-таки, эксплуатируем рабов-то. И как ещё эксплуатируем…
Колкий взгляд на крысу был непродолжительным, но красноречивым. Но и к эльфийской шлюхе патриарх не проявил должного внимания, быстро забыв.
- Зачем в камеру? Превышение полномочий, если действие оправдано, наказывается среди Корпоративных служащих лишением премии. Разово.
Действительно, при должном разборе информации оправдать можно было каждого. Пожурить, погрозить пальчиком и отпустить. Своих бьют тогда, когда чужих бить уже бесполезно. Но судьба нынче складывалась таким образом, что убрать со своей дороги того, кто говорит то, что нужно слышать патриарху, Цепеш не мог и не хотел. Наоборот. Даже не собирался.
- Сопроводят тебя мои воины до ставки, всего-то. Прибудешь в целости и сохранности, а там уж мы по обстоятельствам посмотрим, что делать дальше.
Объяснил Доминик, разглядывая эльфийскую девку, которую приволок Дикон, невольно сравнивая это жалкое создание с той, которую некоторое время назад спас сам. Различались два объекта разительно, эта выглядела совсем заморышем. Не кормили её что ли? И как только не пользовали. Может, и эту, нежданное приобретение, отдать Дикону на перевоспитание?
- Вот ещё, дибилов мы допрашивать не обязаны. На то они и дибилы. Это как неприкосновенность. Своеобразная, правда, но всё-таки, удобная. Иногда. А с аборигенами – разумеется. Только с теми, с которыми… необходимо.
Самому патриарху Волков это было совсем не нужно. Лабиен настоял. Доминику было бы проще и сподручнее ликвидировать этих остроухих.
- Была б моя воля – убивал на месте. Эльфов этих. Но, кажется, у нас совершенно иные планы. Несомненно – верные. И, несомненно, совместные.
Последние слова Цепеш выплюнул злобно. Ему не нравилось хорошее отношение к эльфам Лабиена. Тот, разумеется, задумал что-то грандиозное. Грандиозное, в первую очередь, своим размахом и дибилизмом. Размахом дибилизма – сказать вернее. Очень в стиле Лабиена. Ведь опять не проиграет эта итальянская мразь… Нет! Проиграет. Хотя бы по некоторым позициям – проиграет, уступит, придётся! Цепеш всё устроит, так, как это будет нужно.
- Знаешь, пожалуй, нам нужен будет отдельный лагерь для эльфов. С блэк-джеком и шлюхами. Вон, одна у нас уже имеется в наличии. Ещё есть?
Прищурился Доминик, уставившись на оборотня. Конечно, есть! Надо просто поискать. Собрать сведения. И открыть на рыжего дело. Сядет он надолго, если только выживет после допросов в Комитете Безопасности.
- Вот прибудешь в ставку – посмотришь, как там содержатся невольники. Примешь к сведенью. Сделаешь у себя так же. Всё понятно? И не забудь упомянуть о нападении на тебя эльфов при патрулировании вверенной Корпорацией территории. А последний табун эльфов ты уже просто со злости захватил, решив, что они представляют опасность. И не зря решил – они не только осуществили нападение, но и убили нескольких нанятых тобой воинов для самообороны на опасной территории враждебно настроенных эльфов. Кстати, оформи этих самых убитых как-нибудь, задним числом можно. Пусть проходят, как нанятая на месте охрана. Всё запомнил? И только попробуй сказать как-то иначе в ставке. Я тебя сам прикончу. Сразу.
Уже вставая, договорил Цепеш, предупредив. Больше дел у него здесь не было. Или оборотень будет сотрудничать и говорить то, что удобно Доминику, или подохнет не самой хорошей смертью. Вариантов больше нет.
Не прощаясь, патриарх покинул комнатушку Дикона, отправившись к сыну. Надо было поставить Игоря в известность и дать некоторые указания. Ведь у самого Цепеша был ещё один очень важный план. И очень глупый, кстати. Но патриарха это никогда ещё не останавливало.

+4


Вы здесь » КГБ [18+] » Осень 2066 года » [19.10.2066] И с рассветом пришло безумие